Педагогическое ретро
  вернуться Время чтения: 9 минут   |   Комментариев: 9
Сохранить

Педагогическое ретро

Несколько ярких примеров из образовательного прошлого уже не существующей страны — возможно, некоторые из приёмов совсем не устарели и пригодятся современной школе?

Аэропорт Симферополя, впереди долгий перелет туда и обратно, точка буккроссинга и одна-единственная книга на полке — Владимир Тендряков «Шестьдесят свечей», 1984 г.

Выбор был простым не только потому, что книга одна-одинёшенька, а альтернатива незамысловата — брать или не брать. О том, что нужно брать, мне шептали пролистанные страницы со словами в тексте «учитель», «школа» и фамилия автора, повесть которого «Ночь после выпуска» была мне уже известна.

Книга прочитана, пополнилась закладками и размышлениями, связями с другими романами и повестями того же автора. Ими мне и захотелось поделиться.

Часть 1

Владимир Тендряков, «За бегущим днём», 1959 г.

Андрей Бирюков
главный герой романа
— Простая и жуткая арифметика приходит в голову. Урок — сорок пять минут. По десять-пятнадцать учеников не уносят никаких знаний с моих уроков. Если сложить все потери вместе, то на каждом моём сорокапятиминутном уроке для людей, для общества, которому я служу верой и правдой, пропадает от семи до одиннадцати часов. За мой рабочий день потери нужно считать сутками. За всю мою непродолжительную работу в Загарьевской десятилетке пущены на ветер годы и годы. И если я дальше буду работать так, как работаю сейчас, то целые человеко-столетия по моей вине будут украдены у детей. Столетия!

Сильно? Безусловно! Волнительно для любого учителя? Несомненно! Каждый из нас наверняка примерит эту учительскую арифметику и на себя, и на свою работу. Выводы неутешительны. Тут возникает вопрос: а реально ли каждый урок сделать результативным для каждого ученика? Успех такого урока зависит от многих составляющих, и не все они подвластны учителю.

Герой книги закончил свой внутренний монолог словами:

«Страшна деятельность учителя-поденщика. Воинствующий бездарь в искусстве, пожалуй, принесёт не столько вреда людям».

В качестве технологии повышения эффективности урока, говоря современным языком, герой книги избрал организованный диалог (оргдиалог), описание которого по сюжету романа попало к нему случайно от некоего Ткаченко.

Писатель Тендряков сделал узнаваемой фамилию Виталия Кузьмича Дьяченко, который развил этот метод обучения. Но добраться до истоков было всё же делом непростым.

Сначала меня заинтересовала названная и описанная в деталях образовательная технология — оргдиалог. Он вывел меня на имя его автора Александра Григорьевича Ривина, инженера, придумавшего в 1918 г., как подготовить за короткий срок в 9 месяцев несколько десятков неграмотных учеников к сдаче экзаменов на уровне гимназистов.

Возможно, кто-то из читателей знаком с термином «талгенизм»? Это придуманное Ривиным слово — комбинация «таланта» и «гения». Что он имел в виду, легко понять из этой цитаты: «Последовательное и интенсивное применение организованного интеллектуального диалогического общения, будь то в крупном городе или селе, решительно содействует кристаллизации в любом коллективе максимального количества талантов и гениев»

О современном использовании метода можно прочесть: Андреев В.И. Талгенизм (таланты и гениии. Формула успеха: честность и компетентность. Описание обучающейся организации. СПб: Древо жизни, 2012.

В газетах того времени часто встречались объявления Ривина: «Высшее образование за год! Каждый сам себе университет». Есть воспоминания В. Шаламова о подготовке к поступлению в вуз с помощью Ривина.

В списке свершений А. Г. Ривина:

  • Создание института без преподавателей, или ОГВТО (Объединение Групп Высшего Технического Образования), 1928-1931 годы. За три года было обучено несколько тысяч молодых людей.
  • Решение задачи ликвидации безграмотности на территории всего СССР. Охвачено более 20 000 000 человек.

Методика Ривина легла в основу коллективного способа обучения (КСО). Автор этого способа, Дьяченко В. К., в 1941 г. встретился с Ривиным и познакомился с его методом.

Виртуальный музей Дьяченко В. К.
Литература по КСО

А. А. Остапенко в статье «Дидактический инструментарий от профессиональной терминологии к организации учебного процесса» называет 4 морфологических признака обучения по типу участия в нём:

  • меня учат
  • я сам учусь
  • я учу другого
  • я сам учусь с другим

Какой самый продуктивный из всех? Явно не первый, который превалирует в сегодняшней школе.

А. Г. Ривин сто лет назад понял, где искать основы эффективного обучения и свой принцип формулировал так:

«Получил — передай, тебя научили — и ты тут же научи другого».

Базой, или основой обучения и развития человека по Ривину служит триада:
Учащийся 1 − Учебный материал − Учащийся 2

Учебный материал изучался по абзацу (карточка) учеником 1, затем второй абзац разбирался учеником 2, в тетрадь записывался план абзаца назывными предложениями или вопросами, во время взаимного обучения уточнялась информация по карточке, итоги обучения темы заносились на лист учёта. Вся тема сдавалась учителю или определённым ученикам. Если ученик не мог рассказать свой абзац другому, ему следовало работать над учебным заданием ещё, пересказывая его содержание как минимум трём ученикам в классе.

У такого метода находили и плюсы, и минусы, но свою задачу — ликвидацию безграмотности и ликвидацию пробелов в обучении за короткий срок Ривин достиг.

Подробно: Соколов А. С. «О Ривине, теории и практике талгенизма, учениках и последователях»
Дьяченко В. К. «Сотрудничество в обучении: О коллективном способе учебной работы: Кн. для учителя». — М.: Просвещение, 1991.

Часть 2

Владимир Тендряков «Ночь после выпуска», 1974 г.

Иннокентий Сергеевич
герой книги
— …миллионы учителей по стране преподают одни и те же знания по математике, по физике, по прочим наукам. Одни и те же, но каждый своими силами, на свой лад. Как в старину от умения отдельного кустаря-сапожника зависело качество сапог, так теперь от учителя зависит качество знаний, получаемых учеником. Попадет ученик к толковому преподавателю — повезло, попадёт к бестолковому — выскочит из школы недоучкой. Вдуматься — лотерея. А не лучше ли из этих миллионов отобрать самых умных, самых талантливых и зафиксировать их преподавание хотя бы на киноленте. Тогда исчезнет для ученика опасность попасть к плохому учителю, все получают знания по одному высокому стандарту…
…Заменить тебя кинолентой?.. Да боже упаси! Хочу лишь снять часть твоего труда. Однообразного труда, Павел. Тебе уже не придётся по нескольку раз в каждом классе втолковывать то, что ты втолковывал в прошлом году, в позапрошлом, три и четыре года назад. Стандартная кинолента даст тебе время… Вре-мя, Павел! Чтоб ты мог нестандартно, творчески заниматься учениками — способным преподавал сверх стандартной нормы, неспособных подтягивал до стандарта. Тебе остаётся лишь тонкая работа — доводка и шлифовка каждого человека в отдельности. Каждого!

Учителя того времени, как и мы сегодня, пытались оптимизировать свои трудозатраты путём замены объяснения учителя качественно сделанным учебным фильмом, записью их урока — хотя бы в части объяснения нового материала.

Мне представляется, что набирающая популярность технология «перевернутого класса» как раз и позволяет, с одной стороны, уменьшить временные затраты учителя на подготовку к урокам, во, вторых, позволяет учить(ся) на лучших образцах преподавания, как о том мечтали герои повести Тендрякова.

 

Как у всякого нововведения, у технологизации образования есть не только плюсы. Отличной иллюстрацией к тезису, что можно и перестараться, служит отрывок из фильма «Просто ужас!», 1982 г.

 

Чью сторону вам хочется занять после просмотра фильма? Учителя или ученика?

Полезные ссылки: 1 серия фильма «Просто ужас!», 1982 г.
2 серия фильма «Просто ужас!», 1982 г.

Часть 3

Владимир Тендряков «За бегущим днём», 1959 г.

Андрей Бирюков
главный герой романа
— …Почему бы мне не мечтать с размахом? Хочу, чтобы класс, состоящий из ребятишек села Загарья, вылетел на месяц или целую четверть в Москву. Да, в Москву, не на простую экскурсию, а учиться… А на его место из какой-то московской городской школы сюда прибыл бы такой же класс в нашу благоустроенную, не уступающую столичной, школу-интернат. Пусть загарьевские ребятишки поживут в столице, окунутся в жизнь завода, побывают в музеях, а москвичи поработают на тракторах, узнают, что такое колхозная ферма. Учеба пойдёт своим ходом как в Загарье, так и в Москве, и там, и тут гости будут получать свои знания. Но мир для них станет шире и глубже, проще потом найти свое место в сложной и многообразной жизни.А жизнь к тому времени не только обогатится, но наверняка усложнится, станет запутанной.
— Ой ли, — возразят мне. Нелепость… Бред… Фантастика… Да, фантастика. Но я хочу фантазировать и дальше. Мечтаю, чтобы из села Загарье ученики вылетели на учебную четверть в Лондон или Милан, в поселение скотоводов Новой Зеландии или какой-нибудь городок штата Оклахома. А здесь бы мы принимали оклахомских ребят: учитесь русскому языку в Загарье, учитесь всему, чем мы богаты, наши дети станут учиться вместе с вашими вашим умениям и вашей сноровке. Почему бы и нет? При дружбе и согласии от таких визитов худа бы не было.
Несусветный бред! Фантастика!

Так считал и мечтал учитель в прошлом веке. Эти мечты уже давно стали явью и побывать заграницей в составе детской делегации удаётся многим российским школьникам.

Вместо заключения

Знаете, с каким явлением мы с вами познакомились? С ретроинновацией — когда в современную практику переносится уже имевшийся в прошлом феномен, в силу исторических причин переставший применяться.

Для переноса какого-либо феномена из прошлого в сегодняшний день нужно, как минимум, о нём знать. Такое знание можно приобрести совершенно случайно, например, во время томительного ожидания в аэропорту.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Какую педагогическую ориентацию предпочитаете?

Выготский: очень краткое введение

Золотой фонд бунтарской педагогики