Записки одного репетитора
12+
  вернуться Время чтения: 8 минут   |   Комментариев нет
Сохранить

Записки одного репетитора

Многие из нас способны чему-то научить других людей. Желание передавать полученные знания обычно побуждает людей становиться учителями и работать в школах или в других учебных заведениях. Но для себя я выбрала другой путь. Уже четвёртый год я занимаюсь частным преподаванием русского языка и литературы.   

image_image
Джордж Гудвин Килберн «Урок»
(источник: i.pinimg.com)

Точка отсчёта  

Всерьёз о профессии учителя я подумала только на пятом курсе обучения в институте. До этого времени моей страстью была журналистика. Но в период прохождения второй практики в школе многое изменилось. Я познакомилась с ребятами из 10 «Б», которые смогли «зажечь» меня как педагога.

Я очень хорошо помню тот день, когда мне нужно было провести «показательный» урок литературы у ребят. На этот урок была приглашена Любовь Павловна, учительница русского языка и литературы. Она должна была поставить мне отметку за проведённое занятие. Как правило, выставленная отметка влияла на оценивание всей школьной практики.

Итак, прозвенел звонок, начался урок «Жизнь и творчество Ф. И. Тютчева». Не знаю, что произошло со мной в тот момент, но я забыла абсолютно всё: даты, очень важные для самого Фёдора Ивановича, его биографию, написанные им стихотворения. 

 
Внимание!

Статья-участник конкурса блогеров Homo Scribens

Конкурс длится до 31 октября

Это был кошмар! Я не знала, что мне делать — не молчать же мне все 45 минут! Уж не помню, что именно я тогда рассказывала ребятам о поэте, но меня хватило минут на 20. После этого я включила документальный фильм о Тютчеве и замолчала. 

Как мне было стыдно! Было стыдно перед ребятами, Любовью Павловной, Тютчевым, в конце концов. 

Естественно, педагогу было неинтересно присутствовать на таком занятии. Женщина молча покачала головой и вышла из кабинета.

Я страшно нервничала, когда шла после занятия в учительскую. Урок был провален. Немного успокоившись, стала ждать педагога, так как урок, каким бы он ни был, нужно было обсудить. Хотя и обсуждать тут было нечего. Один сплошной минус. Двойка, иначе говоря. 

Пришла Любовь Павловна, сделала мне выговор. Но её дальнейшие слова полностью изменили мой взгляд на ситуацию. Она, можно сказать, сделала мне комплимент, сказав, что далеко не все студенты могут завоевать сердца ребят, а у меня это получилось. «Ты заметила, как они смотрели на тебя? Заметила ли, как внимательно слушали?» — спросила Любовь Павловна. Я задумалась. Действительно, во время всех моих уроков русского языка, литературы, классных часов ребята меня никогда не ставили под удар. Они делали всё, о чём я их просила. Даже после моего провала десятиклассники лишь спросили: «Мы вас не подвели?»За время школьной практики мальчишки и девчонки из 10 «Б» как будто что-то «включили» во мне. Тогда я не могла понять, что именно. Зато позже осознала: под этим «что-то» скрывалось искреннее желание работать с детьми.   

image_image
Кадр из к/ф «Ключ без права передачи», 1976 г.
(источник: kinopoisk.ru)

Быть или не быть?  

Этот вопрос мучил меня на протяжении второго полугодия работы в школе. Первые полгода я проработала на одном энтузиазме. А потом заметила, что с каждым днём моё душевное и физическое состояние ухудшается. Если быть до конца откровенной, я чуть ли не со слезами на глазах поднималась утром с постели. Чувство вдохновения, которое мне повезло испытать во время прохождения школьной практики, куда-то исчезло, осталось только ощущение того, что меня «выпивают» каждый день до самого дна. Обессиленная я приходила домой и садилась проверять тетради, затем были планы, конспекты, отчёты... В общем, из-за стола я поднималась часов в девять. И уже ничегошеньки не хотелось делать. Только спать.

А потом всё снова начиналось по кругу: приход в школу, мрачная раздевалка, 5-6 уроков, установка дисциплины, визит социального педагога, замечания администрации, электронный дневник, и, наконец, педсовет по понедельникам. Никогда не понимала смысл этого мероприятия. Я сидела и думала о том, что бы я могла сделать за это время. Но не только педсовет отнимал драгоценные часы. Случалось, что отправляли на такие курсы, придя на которые с сожалением понимаешь: «Меня сюда направили для галочки».

Такой формальный подход был во многом. Мне даже казалось, что мои отношения с детьми стали поверхностными. В основном я успевала увидеть в них только двоечника или троечника, хорошиста или отличника. Всё! Хотя со многими очень хотелось пообщаться и узнать их с другой стороны. Уверена, что и ребята меня узнали только как учительницу (или «училку»), а не как человека. Увы.

Вся романтика школьных будней исчезла окончательно. «Потерпи три года, потом привыкнешь!» — однажды посоветовал мне кто-то из коллег. Но я не собиралась испытывать свой организм на выносливость. Да и муж стал жаловаться, что дома он видит только мою спину. В конце учебного года я приняла решение уволиться.   

image_image
Кадр из к/ф «Нью-Йорк, Нью-Йорк»
(источник: kinopoisk.ru)

Легко ли быть репетитором?  

Оставшись без работы, поняла, что домашнее хозяйство – не мой удел. Я хотела учить и учиться. Где же найти такое место, где бы я могла заниматься только тем, что по душе? Ответ на вопрос был прост: сотворить из ничего такое место самой. Появилась идея стать репетитором. Не могу не добавить, что эта мысль созрела в моей голове ещё до пресловутого высказывания Медведева о педагогах, доходе и бизнесе. Для меня даже не деньги были важны, я мечтала реализовать себя в роли учителя.

Сделать реальный шаг к своей мечте я боялась, поэтому ограничивала себя записями в блокноте. Писала о том, какими будут мои занятия, что мне нужно будет приобрести, каким должен быть репетитор. Муж, видя мои старания, решил помочь мне. Оформил на своё имя кредит, мы купили мебель, арендовали кабинет, подали объявление в газету. Чуть позже я зарегистрировалась в качестве индивидуального предпринимателя. Все документы оформляла сама. Просыпалась и засыпала с одним и тем же вопросом: «Ну кто станет заниматься за деньги с учителем, который всего лишь год проработал в школе?».

А тут ещё кредит, налоги, аренда. Наконец раздался долгожданный телефонный звонок. Нужно было помочь девочке и с русским языком, и литературой. Потом учеников стало больше. Дела наладились, даже стало получаться откладывать на хлеб с маслом.

Легко ли быть репетитором? Думаю, большинство учителей, работающих в школе, ответят утвердительно. А что? Сидишь себе в кабинете, принимаешь по одному, начальство над тобой не стоит... Бесспорно, это действительно так. Только чтобы сидеть в кабинете, нужно за него заплатить. Да, занятия индивидуальные, но ответственности за качество знаний меньше не становится. Например, в последнее время участились случаи, когда «слабеньких», а порой и ленивых старшеклассников нужно подготовить к экзамену всего лишь за один час русского языка или литературы в неделю! Попробуй успеть! Вот и стараешься невозможное возможным сделать. Насчёт начальников могу сказать следующее: некоторые родители пытаются время от времени занять их место. Они считают, что раз платят мне деньги, то имеют право командовать мной и грубить мне. К счастью, от учеников таких родителей я могу отказаться.

Немало сложностей влечёт за собой официальное занятие репетиторством. Каждый год я документально отчитываюсь перед налоговой. Предоставляю книгу учёта доходов и расходов и декларацию. Чтобы сэкономить, все документы заполняю самостоятельно. Кроме того, ежеквартально уплачиваю налог, который становится всё больше и больше. А с июня 2018 года всем ИП в обязательном порядке еще и кассовый аппарат нужно приобретать, регистрировать его, следовательно, интернет проводить в офис. 

image_image
Ричард Редгрейв «Бедный учитель»
(источник: static.artuk.org)

Кто кого?  

Давно заметила, что между учителями и репетиторами существует некое противостояние. Педагоги, работающие в школе, репетиторов недолюбливают. Им неприятно, что их ученики обращаются за знаниями «на сторону». И наоборот, официально работающие репетиторы неодобрительно поглядывают на учителей, которые занимаются с учениками дома или в школе, беря за занятия такие же деньги, как и частные преподаватели, хотя школьные учителя не платят за аренду, не выплачивают налог.

Этот пример — не редкость, но я считаю, что и школьные учителя, и частные (и честные) преподаватели, официально занимающиеся репетиторством, оказываются по одну сторону баррикад. Государство не поддерживает ни тех, ни других. Всем так или иначе приходится тяжело.   

Вместо эпилога, или Счастлив быть учителем  

Пусть я и являюсь индивидуальным предпринимателем, но бизнесвумен себя не считаю. Даже слово «репетитор» («работник тыла в образовательной системе»), мне не совсем по душе. Оно кажется каким-то холодным, равнодушным. Работая с детьми, я стараюсь быть их другом, помощником, наставником, учителем. У меня получилось создать маленький педагогический рай для себя и детей, которые мою профессию сделали счастливой.  

quote_image

Учителем нельзя устраиваться, им надо быть...

Константин Михайлович, герой фильма «Урок литературы» (1968 г.)
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Как жрец превратился в педагога

Профессиональная неэтичность в учительской

Записки «Синих занавесок»