Догмы и проблемы: педагогическая психология о типах обучения
12+
  вернуться Время чтения: 15 минут   |   Комментариев: 2
Сохранить

Догмы и проблемы: педагогическая психология о типах обучения

Почему Средневековье обожествляло догму? Как ведёт себя плохой учитель? Можно ли обучать детей с помощью игры и без принуждения? Ответы — в нашем компактном гиде по типам обучения. 

Пожалуй, у многих при слове «школа» в сознании возникнет типичная картинка: парты, выстроившиеся в ряд, доска, электронная или меловая, учитель, объясняющий очередную заковыристую тему, вечный лес рук, и спасительная трель звонка.

Но такая модель обучения — лишь одна из немногих. Время, культура, идеология диктуют свои условия образованию, вынуждая его маневрировать между этими условиями и формировать педагогическую систему «на злобу дня». 

Сегодня педагогическая психология знает десятки теорий, хотя по сей день в науке не сложилось единой классификации. Предлагаем вам узнать, что собой представляют основные типы обучения, какие из них безнадёжно устарели, а какие, напротив, всё чаще заявляют о себе.

Догматическое обучение

Непреложные истины укладываются в головы учеников либо при помощи лекции строгого преподавателя, чей авторитет непререкаем, либо посредством чтения книг, — впрочем, не менее авторитетных, а повторение и зубрёжка преобладают среди остальных методов обучения. Так работает догматический тип, получивший распространение в Средневековье.

Образование, преимущественно получаемое в монастырских школах, было оторвано от практических умений. Занятия, которые обычно велись на латинском языке, были посвящены познанию бога, именно поэтому главенствующая роль отдавалась истории и словесности, помогающим понять Священное Писание.

left_image
(источник:music.columbia.edu)
left_image
(источник:objective-news.ru)

Церковь, с одной стороны, была суровым регулировщиком средневековой жизни, но в то же время она была источником и хранителем образования — так, уход в монастырь для средневековой дамы был практически единственной возможностью вести полноценную интеллектуальную деятельность. 

Традиционное обучение

Шло время, росли города, развивалась наука, появлялись производства, требовавшие образованных и дисциплинированных рабочих. Религиозное образование было слишком элитарным для того, чтобы массово воспитывать послушных подчинённых: обучение могли себе позволить лишь зажиточные слои населения, да и полученные знания едва ли помогали в рутинной работе.

Обучение большого количества людей в условиях нехватки квалифицированных педагогов — вот задача, которая встала перед школами. Её решением, уже давно витавшем в воздухе, стало признание необходимости обязательного общего образования.

Чешский педагог Ян Амос Коменский писал в «Великой дидактике» (1638):

«Природа, как мы видели, одаряет человека семенами познания, нравственности и религии, но самого познания добродетели и религии она не даёт; эти последние приобретаются посредством молитвы, учения, упражнения. Потому недурно некто определил человека, сказав, что он есть животное, предназначенное для учения (Animal disciplinabile), то есть, что он не может стать человеком иначе, как только получив образование».

Коменский заложил основы классно-урочной системы, которая должна была не только охватить как можно большее количество людей, но и, по мысли педагога, прививать самостоятельность — непозволительная дерзость для догматического обучения.

Учащиеся приходили в школу к определённому времени, отсиживали уроки (отныне в расписании можно было встретить несколько разных дисциплин в течение одного дня, что было новшеством), перебиваемые короткими переменками, и отправлялись домой. После окончания школы день «от звонка до звонка» их ожидал уже на работе, но они были готовы к такому чётко регламентированному распорядку.

Название традиционное обучение отражает не столько «классичность» этого типа, сколько долгожительство в педагогике: во многих школах оно практикуется до сих пор. 

image_image
Земская школа (1908–1912)
(источник: medium.com)

Ещё одно наименование типа — разъяснительно-иллюстративный, потому как устные объяснения учителя обычно сопровождаются иллюстративным материалом: например, демонстрацией схем или проведением опытов. Преподаватель больше не презентует непреложную истину — он объясняет, доказывает, высказывает свою точку зрения.

В свою очередь ученики не просто заучивают материал, но пытаются понять, что объясняет им учитель, а затем применяют полученные знания на практике. Для успешного образования в рамках разъяснительно-иллюстративного типа достаточно внимательно слушать, исправно запоминать и добросовестно выполнять задачи по образцу: хорошая память — лучший помощник в системе традиционного обучения.

Традиционное обучение облегчает задачу учителя, позволяя ему работать с несколькими десятками детей одновременно, но вместе с тем ему уже давно предъявляют разнообразные претензии: оно направлено на среднего ученика, где успевающему может быть скучно, а отстающему — сложно, оно препятствует творческому выражению и развивает скорее память, нежели мышление. И тем не менее, это не мешает ему по сей день главенствовать во многих школах.

Развивающий тип обучения

«Плохой учитель преподносит истину, а хороший — учит её находить» — так утверждал вольнодумец Фридрих Дистервег, немецкий педагог, который, как считается, ещё в XIX веке заложил основы развивающего обучения.

Основным принципом этого типа, наряду с формированием знаний, является выработка когнитивных умений. 

Детей учили не только фактам, но и определению причинно-следственной связи между изучаемыми явлениями. Такое обучение не укрепляет границы между разными предметами, а напротив, делает их взаимопроницаемыми, обнаруживая родственные связи между, казалось бы, несоотносимыми вещами.

В центре развивающего обучения находится ученик, а не учитель: необходимо подстраиваться под уровень каждого ребёнка, поэтому индивидуальная работа является предпочтительной. При этом роль педагога заключается не столько в трансляции знаний, сколько в модерации учебного процесса: он всегда придёт на помощь, хотя и не станет упаковывать упрощённый материал в юные головы, поскольку такой подход противоречит развивающему обучению.

В «Педагогической психологии» (1926) Лев Выготский писал: «Только то обучение является хорошим, которое забегает вперёд развития». Психолог ввёл одно из главных понятий — зону ближайшего развития (ЗБР), конструкт, оценивающий соотношение обучения и развития. 

image_image
(источник: downloadflix.com)

Как это работает? У каждого ученика существуют задачи, которые он не может решить без помощи взрослого. ЗБР определяет набор функций, на сегодняшний день пока не доступных ребёнку, однако в скором времени он сможет их освоить. Для того, чтобы это произошло, нужно не оставлять сложности «на потом», а преодолевать их совместно с учителем. Такое сотрудничество позволит ребёнку в дальнейшем выполнять задания уже самостоятельно.

Леонид Занков, ученик Выготского, сформулировал следующие принципы развивающего обучения, которые активно применял в обучении детей с отклонениями в развитии:

 
  • естественно: развиваются те навыки, что природно заложены в ребёнке;

  • сложно: высокий уровень трудности стимулирует поиск новых решений. Предлагайте ученику действительно сложные задания, даже если он, вероятно, не сможет их решить. Именно преодоление трудностей и заставляет двигаться вперёд;

  • быстро: обучение проходит динамично — учащиеся постоянно обогащаются новыми знаниями, не останавливаясь на шаблонном воспроизведении материала, хотя этапы повторения и закрепления при этом не нивелируются;

  • осознанно: ученики должны понимать, каким образом полученные знания можно применить на практике и как они соотносятся с изученным ранее материалом.

person_image
Модель задания
   
Одно из стандартных заданий в рамках развивающего обучения — это выдвижение гипотез. Задания, направленные на применение правил, которые ученикам ещё не известны, помогут и пробудить любопытство, и, несмотря на сложность, побудить найти решение, активизируя уже изученный материал. В рамках развивающего обучения также используются динамичные диктанты. Например, на занятиях литературы можно проверять теоретические знания литературных направлений заданиями в духе «убери лишнее» (иерархичность, канон, разум, индивидуализм, александрийский стих) или «найди общий принцип» (ремесло, камень, ясность, Мандельштам). Такие диктанты применяются в различных дисциплинах: они особенно эффективны для фронтальной проверки знаний. Цель задания — не найти единственно верный ответ (тем более что ответов обычно бывает несколько), а убедительно аргументировать свою позицию.

Проблемное обучение

Проблемный тип обучения немыслим без противоречия, конфликта между противоположными категориями. Когда учитель просит учеников решить задачу, для которой им пока не хватает знаний, противоречие между известным и неизвестным оживляет познавательную деятельность и заставляет задуматься о том, какие знания могут понадобиться для решения.

Проблемный вопрос на уроке литературы — действительно ли Печорин является «героем нашего времени»? Раскольников: жертва или преступник? — это не только искра для дискуссии, но и попытка посмотреть на произведение с разных точек зрения: с точки зрения автора, исторического контекста той эпохи, современности. В чём эти позиции различны? И почему? Композиция такого урока всегда строится на вопросительных рефренах: возвращаясь к ним по ходу занятия, мы приобретаем и усваиваем новое.

В отличие от «созерцательных» типов обучения, требующих от ученика запоминания преподнесённой информации, проблемный тип побуждает к активному добыванию знаний, вызванному не принуждением, а естественным любопытством. Умение не только решать, но и определять проблему создаёт импульс для самостоятельного обучения. 

«Метод проблемы» можно заметить уже в тактике философских споров Сократа, трудах Песталоцци, сочинениях Руссо. Однако прямым потомком этого типа принято считать  концепцию американского педагога Джона Дьюи, заявившего, что именно трудность, с которой сталкиваются учащиеся при обучении, и побуждает их к поиску решения.

По Дьюи, ученики должны заниматься свободной исследовательской деятельностью, тогда как учитель выступает в качестве куратора, лишь направляющего учеников.

left_image
Джон Дьюи
(источник:forwardpress.in)
left_image
Занятие в начальной опытной школе Чикаго, где преподавал Дьюи.
(источник:faculty.webster.edu)

Согласно Дьюи, естественное усвоение знаний возможно только в рамках игровой или трудовой деятельности, пассивное заучивание же демотивирует учащихся. Воспитанники Дьюи занимались чтением или счётом только тогда, когда у них возникала такая потребность, а не по требованию педагога.

Любопытно, что в 20-х годах прошлого столетия идеи психолога пытались адаптировать для советских школ. Классно-урочную систему признали устаревшей: её вытеснил бригадно-лабораторный метод обучения, при котором учащиеся, объединённые в небольшие группы, совместно работали над заданиями, а «бригадир», лидер группы, отчитывался о проделанной работе.

В книге «Одна жизнь — два мира» мемуаристка Нина Алексеева так вспоминала о бригадах:

«В нашем институте в то время "свирепствовал", как тогда говорили, лабораторно-бригадный метод обучения. Он заключался в том, что группу разбивали на бригады из пяти-шести человек, которая ежедневно оставалась после окончания занятий на два-три часа для общей проработки материала. В нашей группе был 21 человек, 18 мужчин и 3 женщины. Нашу группу сразу же разделили на четыре бригады. Наиболее подготовленная часть студентов терпеть не могла этот метод, так как в большинстве это сводилось к тому, чтобы кому-то, окончившему учёбу много-много лет назад и забывшему всё на свете, вдалбливать в голову какую-либо ясную, как божий день, теорему. Для индивидуальных занятий просто не оставалось времени».

Однако уже в начале 30-х инновации американского психолога подверглись гонениям, а сам Дьюи был наречён «пособником троцкизма». 

Считается, что в условиях постоянного обновления знаний, порождающего вызовы, которые требуют быстрого и креативного решения, проблемный тип является оптимальным. В то же время проблемное обучение сложнее сочетать с практическим подходом и, кроме того, оно более времязатратно по сравнению с методами того же традиционного обучения.

person_image
Модель задания
   
Анализ различных точек зрения на одно и то же событие или дискуссия, инициированная проблемным вопросом, могут задать структуру любому уроку по гуманитарным дисциплинам независимо от его темы. Но и точные науки поддаются «проблематизации». Например, проблемный урок по теореме Пифагора может выглядеть так: перед теоретическим материалом расскажем интересные данные о самом Пифагоре, затем поставим вопрос, который бы заинтересовал учащегося («почему теорема Пифагора называется "теоремой невесты"?»). При этом такое занятие имеет не линейную, а спиралевидную структуру: проблема, поставленная в начале изучения темы, требует неоднократного возвращения к ней в течение урока. Можно также предложить задание «от обратного»: не ответить на проблемный вопрос, а сформулировать ряд таких вопросов к теме  / тексту. Грамотно составленный вопрос демонстрирует степень понимания материала не хуже, чем сам ответ.

Программированное обучение

Союз машины и человека — вечный сюжет не только для искусства, но и для науки. Педагогика предложила свою вариацию такого содружества в виде программированного обучения, разработанного американским психологом Б. Скиннером в 50-х годах прошлого века. В основе него была положена бихевиористская теория, гласившая, что обучение человека и животного подвергается одному и тому же принципу: «стимул» — «реакция». А чтобы связь между стимулом и реакцией была прочнее, её необходимо укреплять позитивными эмоциями в ходе обучения, создавая положительное подкрепление после каждого правильного ответа.

Программированное обучение предельно схематично и расписано по «шагам»: знание «предъявляется»—«усваивается»—«проверяется», при этом оно строго дозировано. После небольшой порции информации следует закрепление упражнениями, затем сбор обратной связи от ученика и, наконец, оценка. Сегодня всю работу можно делегировать компьютеру, который, получив ответ, сможет тут же его проанализировать и оценить, учитель же в большей степени становится администратором учебного процесса. После правильного ответа учащийся переходит к следующему разделу, в случае неверного — возвращается к теории, а затем снова выполняет задание.

left_image
В СССР первопроходцем программированного обучения стал Центральный институт труда.
(источник:archivsf.narod.ru)
left_image
Класс автоматизированного обучения, 60-е годы.
(источник:dic.academic.ru)

Такая программа, с одной стороны, систематизирует знания, а с другой, создаёт условия для самостоятельного обучения. В рамках урока ученику не нужно никуда спешить: задания выполняются в своём темпе, без оглядки на других. При этом, независимо от уровня, учащиеся работают над одними и теми же упражнениями — различается лишь время, которое затрачивается на их решение.

Те, кто давно грезил о полновесном дистанционном образовании, встретили программированное обучение с воодушевлением. Тем не менее, как признают педагоги, хотя предельная алгоритмизация развивает логическое мышление, излишняя схематичность убивает интерес, да и далеко не все темы можно и нужно схематизировать.

person_image
Модель задания
   
Программированное обучение может осуществляться и без компьютера. Так, урок русского языка по теме «Мягкий знак после шипящих» можно выстроить при помощи пошаговой системы подсказок. Сначала ученикам предлагается выписать из текста слова в таблицу из двух столбиков (первый столбик — «с мягким знаком», второй — «без мягкого знака»), каждый раз схематично объясняя написание: таким образом учащимся предоставляется максимальная степень подсказки. Следующее упражнение — уже с «затухающими» подсказками: ученики должны самостоятельно придумать примеры для таблицы, ориентируясь на внесённые ранее слова. Наконец, «снятие подсказки»: ученики переписывают текст с пропусками, самостоятельно определяя, требуется ли постановка мягкого знака. После выполнения каждого задания следует проверка и обсуждение ошибок.

На сегодняшний день не так легко найти школы, практикующие тот или иной тип обучения в чистом виде. Но, возможно, акцентуация на чём-то одном и не нужна: как в спорах рождается истина, так и в многообразии подходов и столкновении мнений формируется лучшая образовательная модель.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Традиционное образование доживает свои последние дни?

А веруете ли вы в современную реформу образования?

Наука и образование: парадокс дней рождения и другие парадоксы