Капканы социализации, или как мы учимся устанавливать связи
12+
  вернуться Время чтения: 10 минут   |   Комментариев: 2
Сохранить

Капканы социализации, или как мы учимся устанавливать связи

Гармония и самодостаточность — или одиночество и созависимые отношения: как опыт детства формирует наше мироощущение.

Конечно, терминологически никаких «капканов социализации» не существует. Однако в процессе интеграции в общество нам на пути могут встречаться разнообразные ловушки, мешающие органичному взаимодействию с другими людьми. Попробуем разобраться, как они портят нам жизнь во взрослом возрасте и можно ли в них не попасться.

Капкан первый: безопасность vs тревога

Считается, что наиболее важный с точки зрения социализации возраст — подростковый. Однако, по словам психолога Аланы Джеймс, последние исследования говорят о том, что детство имеет ключевое значение для формирования наших социальных связей.

Младенцы особенно уязвимы, так как полностью зависят от взрослого. Плач — единственный способ для беззащитного новорождённого привлечь к себе внимание. Младенец готов получать пищу и защиту от любого, кто может это предоставить. Однако уже в возрасте трёх месяцев он начинает реагировать на конкретного человека, а семимесячный малыш демонстрирует привязанность как минимум к одному из родителей.

Психологи утверждают, что такие первые социальные связи закладывают модель привязанности. Мэри Эйнсворт, исследующая возрастную психологию, выделяет четыре паттерна привязанности:

  • Надёжный тип: если родитель последовательно удовлетворяет потребности ребёнка, берёт его на руки и пытается успокоить, когда тот плачет, то малыш ощущает себя в безопасности. Уже в раннем возрасте он проявляет самостоятельность и автономность при том, что всегда рад совместному времяпрепровождению с близкими.

    В будущем он сохранит в себе это ощущение безопасности, сформированное уверенностью в том, что родитель придёт на помощь, а значит, он будет уверенным в себе и открытым по отношению к другим людям. Он готов быть честным и прямолинейным в общении, поскольку чувствует себя комфортно во время коммуникации.

image_image
Пабло Пикассо «Мать и дитя», 1901 г.
(источник: picassolive.ru)
 
  • Тревожно-избегающий тип: если в детстве ребёнок не получал внимания от одного из родителей или же вовсе был обделён родительским присутствием, он начинает игнорировать близких, которые оказались для него эмоционально, а зачастую и физически недоступными. Игнорирование того, кто не отвечает «взаимностью» — закономерная ответная реакция. Эйнсворт замечает, что такие дети не склонны проявлять нежность, не любят сидеть на руках и постоянно пытаются вырваться из объятий. 

    Ребёнок демонстративно минимизирует общение с «предавшим» его родителем, выказывая равнодушие, хотя за маской напускного безразличия чаще всего скрывается страдание. Взрослея, такие дети нередко замыкаются в себе, стараясь скрыть свои истинные эмоции, особенно если дело касается разочарования и отчаяния. Им невероятно трудно устанавливать связи с людьми, поэтому многие предпочитают дистанцию доверительным отношениям.

  • Тревожно-устойчивый тип: как и предыдущий, этот тип также препятствует адекватному взаимодействию с окружающими. Он возникает в том случае, если родитель не отличается последовательностью в своих поступках, то удволетворяя потребности младенца, то пренебрегая ими. 

Ребёнок перестаёт чувствовать себя в безопасности: мир кажется ему сосредоточением страха, потому что им правит неопределённость. Он настороженно относится к людям, чувствует себя неуютно в отсутствии взрослого.

Вырастая, такие дети становятся пассивными и не желают принимать участие в активных играх. Зачастую у них снижен интерес к исследованию и познанию. Недостаток защищённости в раннем возрасте приведёт к тому, что ребёнку будет казаться, что он не достоин внимания и любви. Следовательно, он будет склонен к созависимым отношениям и / или к постоянному поиску подтверждения своей значимости.

  • Дезорганизующий тип: этот тип привязанности может возникнуть и при наличии трёх других. Важная особенность его в том, что родитель, независимо от того, насколько он эмоционально близок, демонстрирует несвойственное близкому человеку поведение — кричит или даже применяет физическую силу. 

    В подобных ситуациях у ребёнка возникает диссонанс: тот, кто должен заботиться и защищать, проявляет агрессию. Это нередко становится причиной психологической травмы. Кроме того, дети с дезорганизующим типом склонны к диссоциации. Их отношения с окружающими подобны маятнику: они то делают шаг навстречу, стремясь к взаимодействию, то снова стараются отдалиться, опасаясь, что им могут причинить вред.

image_image
Пабло Пикассо «Мать и дитя (Акробаты)»
(источник: image-album.com)

Согласно исследованию, только 60% детей свойственен надёжный тип привязанности: взрослея, они не только легче устанавливают контакты, но и проще справляются с проблемами. Они оценивают своих друзей и партнёров с положительной точки зрения, в их отношениях больше доверия, ответственности, компромиссности, они нацелены на долговечность связей.

По словам учёных, мы лишены возможности менять усвоенную в детстве модель привязанности. А ведь она влияет не только на то, какой тип отношений мы выстроим с друзьями или возлюбленными: подсознательно воспринимая её как верную, в дальнейшем мы с большей долей вероятности будем применять её к собственным детям.

Капкан второй: дружба vs одиночество

Дети начинают проявлять интерес к сверстникам ещё в младенчестве: они наблюдают за их деятельностью и оценивают, как те реагируют на их крик, пока ещё ведущий способ общения. 

Дошкольный возраст — это переходный период между индивидуальной игрой и групповой деятельностью. И, пожалуй, самое агрессивное время: мы как бы испытываем на прочность других, пытаясь определить наиболее приемлемое средство взаимодействия, чтобы добиться того, что нам нужно, будь то внимание или приглянувшаяся игрушка. 

Примерно с пяти лет дети начинают включаться в группу. При этом им свойственно больше времени проводить в компании однополых сверстников: девочки обычно общаются в парах или небольших, «камерных» группках, мальчики же чаще пребывают в группах, в которых присутствует соревновательная атмосфера. Психологи отмечают, что в этом возрасте у девочек высок риск получить эмоциональное расстройство, тогда как у мальчиков существует опасность стать жертвой агрессии. 

Взаимодействуя в группе, дети учатся анализировать эмоции и поступки людей. Дети, которые популярны в своей компании, более успешно справляются с этой задачей, а дети, отвергаемые группой, — менее.

В этом возрасте детям особенно важно защищать границы принятой нормы: если ребёнок нарушает правила группы (например, ведёт себя агрессивно), он изгоняется из неё.

Умение завязывать дружеские отношения в будущем обернётся уверенностью в себе и более высокой самооценкой. Друзья склонны делиться впечатлениями, а значит, учатся разбираться в самой сути своих переживаний и стремятся к более сложным социальным взаимодействиям, нежели простые бытовые ситуации. Кроме того, наличие друга в статистических исследованиях чаще ассоциируется с гармоничными отношениями в семье, отсутствие — с безработицей и недостаточной успешностью. Впрочем, в этом вопросе не стоит умалять и влияние социально-экономического фактора.

Капкан третий: причастность vs отчуждённость

Примерно с 11 лет дети начинают расширять ближний круг общения: сформированные в это время связи затем перекочуют в юность. К тому же группы становятся разнополыми: именно в подростковом возрасте мы учимся дружить с противоположным полом. Тогда же завязываются и первые отношения, правда, чаще всего они носят поверхностный характер: выбор партнёра обычно обусловлен схожестью социального статуса и приятной внешностью. К концу же подросткового возраста эти характеристики перестают играть важную роль, уступая схожести ценностей и личным качествам.

image_image
Эдвард Мунк «Два человека (Одинокие)»
(источник: artchive.ru)

Также в этом периоде закрепляются социальные роли и такие траектории, как популярность, отверженность и игнорирование. Потому часто люди, которые обижали других или, напротив, становились жертвами травли, переносят эти модели поведения в следующий этап жизни — молодость. При этом наличие хотя бы одного друга уберегает подростка от попадания в негативные сценарии «отверженности» и «игнорирования».

Поскольку многие родители беспокоятся из-за негативного влияния гаджетов и интернета, большинство детей начинают активно пользоваться соцсетями только в подростковом возрасте, когда обретают большую самостоятельность. Между тем, общение в социальных сетях сегодня составляет полноценную конкуренцию общению реальному. С точки зрения привязанности, взаимодействие в том же Фейсбуке укрепляет связь с близкими людьми.

В статье под авторством социальных психологов Олдмидоу, Квин и Коверт, опубликованной в научном журнале Computers in Human Behavior, отмечается, что люди чаще обращаются за коммуникацией в Фейсбук, когда им нужно поделиться негативными эмоциями.

В этом есть плюс: те чувства, которые не могут быть высказаны напрямую, без труда изливаются в электронном сообщении. Кстати, люди с тревожно-устойчивым типом привязанности проводят гораздо больше времени в соцсетях, чем те, кто обладает тревожно-избегающим типом; последние же в принципе более немногословны и скрытны в сети.

В юности, безусловно, на первый план выходят отношения со сверстниками, посредством которых происходит познание собственной идентичности и получение эмоциональной поддержки уже не от родственника, дарующего безусловную любовь, а от «другого». Хотя и нельзя сказать, что родительская привязанность теряет актуальность — просто она становится менее заметной, сохраняя, однако, своё влияние на выросшего ребёнка.

Исследование 2013 года подтверждает мысль, согласно которой надёжный тип привязанности продолжает оказывать благотворное влияние на нас и во взрослом возрасте. Так, такие люди лучше адаптируются в социальной жизни: в возрасте 26 лет у них определяется более высокий IQ, отмечается умение контролировать стресс и выстраивать комфортные отношения.

image_image
Мария Башкирцева «Отчаяние»
(источник: liveinternet.ru)

Итак, влияние детства неоспоримо: по сути, именно оно подготавливает основу нашего мировосприятия во взрослом возрасте. Будем ли мы болезненно привязаны к близким, боясь их потерять, — или, напротив, станем избегать контактов? Стремимся ли мы к конструктивным отношениям — или подсознательно хотим сделать больно другим, пытаясь отомстить за собственную душевную боль? Хотелось бы ответить, что всё зависит только от нас, но, к сожалению, это не всегда так.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Категорический императив: как общаться друг с другом

Как не помешать ребёнку вырасти счастливым

Я больше с тобой не дружу: как продлить срок дружбы?