Больше, чем популяризация
  вернуться Время чтения: 15 минут   |   Комментариев нет
Сохранить

Больше, чем популяризация

Как популяризация науки в России прошла путь от аристократической забавы через ликвидацию безграмотности к оздоровлению всего общества.

Научная коммуникация (научком, scicomm) охватывает множество направлений работы. Это не только популяризация — научком подразумевает связь исследователя с аудиторией, которой нужно эти знания передать. Коммуникация возникает между группами учёных, между учёными и государством, учёными и широкой публикой.

Сегодня помогать в распространении знаний могут создатели онлайн-курсов, ведущие научно-популярных каналов на YouTube, сотрудники научных музеев. Научной коммуникацией занимаются издатели, авторы и переводчики, задействованные в публикации научно-популярной литературы. Учёные, читающие популярные лекции в аудитории, в баре («Научные бои», Science Slam, Stand-up Science) или даже в перерывах концерта («НаучРок»). Организаторы фестивалей научно-популярного кино, научных выставок, и многие другие.

Мы предлагаем вместе пройтись по основным вехам истории отечественной научной коммуникации, отметив ключевые персоны, события и достижения.

Ориентир на Европу

Конец XVII — начало XVIII века

Петр Великий
Прорубил окно в Европу, откуда хлынул свет просвещения

Это время, когда широкая европейская аудитория получила доступ к знаниям о природе, публика знакомилась с научными открытиями. Россия пропустила этот тренд, но активно включилась на его следующей стадии — промышленном просвещении, когда научные знания стали практичными, их использовали для обучения рабочих.

Это может быть интересно:

Зачем нам нужны университеты

Первой значимой персоной масштабного научного просвещения можно считать Петра Великого. Он учредил Академию наук, позаботился об открытии общедоступного музея Кунсткамеры. Для новых книг Пётр велел использовать гражданский шрифт — упрощённый кириллический алфавит, который проще было выучить. Масштабное строительство заводов при Петре потребовало специалистов, а для них нужны были книги. На русский язык переводили необходимые европейские издания, создавали новые книги. Доля технической литературы в гражданской печати того времени составляла 23 %. Император сам активно участвовал в редактировании книг, боролся за их точность, ясность и доступность.

Вот цитата одной из императорских резолюций: «Трактат о хлебопашестве выправил и для примера посылаю, дабы по сему книги переложены были без излишних рассказов, кои время только тратят и чтущим охоту отъемлют».

После смерти Петра популяризацией научного знания практически единолично занялась Академия наук. К газете «Санкт-Петербургские ведомости» Академия выпустила приложение «Примечания к ведомостям», куда заметные учёные писали статьи по философии, астрономии, математике, геологии и другим наукам. У организации был и другой журнал «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие», который задумывался  как популярное издание о науке для широкого читателя и выходил с 1755 по 1764 год.

Михаил Ломоносов
Пришел из деревни и придумал сам язык российской науки

Членство в Академии обязывало всех профессоров помимо научной работы читать лекции при её университете. Так, философию на русском языке вместо традиционной латыни впервые стал преподавать профессор Николай Поповский. В продвижении естественных наук отличился Михаил Ломоносов, по его инициативе открыли публичный лекторий по физике, где демонстрировались опыты. Академия стремилась заинтересовать публику, чтобы привлечь к обучению или помочь получить ремесло, но для многих посетителей лекций наука оставалась развлечением.

Ломоносов демонстрирует императрице возможности нового девайса (картина Ивана Фёдорова «Императрица Екатерина II у М.В. Ломоносова»)

Источник: Artcyclopedia.ru


Наука в народ

Конец XVIII — начало XIX века

Илья Мечников
Когда его жена умерла от туберкулеза, посвятил жизнь изучению свойств организма и пропаганде науки, получил Нобелевскую премию.

В образованной среде этого времени распространились материалистические взгляды писателей и литературных критиков Виссариона Белинского, Николая Чернышевского, опубликованы знаменитые «Письма об изучении природы» Александра Герцена. Публицисты пытались осмыслить путь России, понять причины возникающих в стране проблем. Научная популяризация стала элементом прогрессивной культуры, в ней оформились правила: популяризатор не может позволить себе изложить тему сложным научным языком, потому что стремится достичь понимания у аудитории, при этом нельзя шутить, чтобы не опошлять и не принижать научное достоинство.

 

 

Массовому распространению текстов мешала низкая грамотность населения. Российские революционеры-демократы стремились просвещать простых людей. Знаменитое студенческое движение, прозванное «Хождением в народ», ставило целью не только поделиться общими знаниями с крестьянами, но и рассказать о научных достижениях, чтобы освободить от суеверий.

Ликвидация безграмотности

Середина XIX — начало XX века

Константин Циолковский
Самоучка, писатель-фантаст и школьный учитель, ставший пионером теоретической космонавтики

Цель научного просвещения этого времени — показать людям прикладную ценность науки. В 1860-х сообщества естествоиспытателей, которые состояли из преподавателей учебных заведений, проводили публичные курсы лекций для широких масс по физике, химии, ботанике, зоологии, сельскому хозяйству, геогнозии, палеонтологии, технологии, механике и другим наукам.

Дудл к 185-летнему юбилею просветителя и физиолога Ивана Сеченова

Источник: Дудл к 185-летнему юбилею просветителя и физиолога Ивана Сеченова

В это же время ряд выдающихся российских учёных выпустил крупыне научные труды, которые одновременно являются учебно-просветительскими: «Рефлексы головного мозга» и «Элементы мысли» физиолога Ивана Сеченова, «Этюды о природе человека» и «Этюды оптимизма» биолога Ильи Мечникова. Естествовед Дмитрий Менделеев выпустил несколько учебников, его «Органическая химия» не имела аналогов в Европе.

 

 

Огромный вклад в образование и увлечение наукой среди рабочего класса внесла «культурная революция» в СССР, одним из основных лозунгов которой стала ликвидация безграмотности (откуда вошло в язык слово «ликбез» — так и сегодня называют краткую просветительскую справку). Наука и культура стали законодательно неразделимы: новая Конституция гарантировала свободу научного, технического и культурного творчества. В век научно-технической революции поощрялись знание научных основ, самообразование и повышение квалификации.

Новым читателям пришлась по вкусу лёгкая и интересная подача материала. Например, в научно-популярном журнале «Природа и люди» публиковались научно-фантастические повести основоположника космонавтики Константина Циолковского, а каждое издание журнала «Знание для всех» было монографией на определённую тему, например, «Картина доисторической жизни человека» медика Александра Елисеева или «Далёкие миры» математика и мироведа Якова Перельмана.

Типичные научно-популярные книги того времени — серия «Занимательная наука» издательства «Время», выпуск которой начался после успеха первой «Занимательной физики» Перельмана. По данным выпуска печатной продукции, в 1922 году научно-популярные издания в процентном соотношении занимали четвёртое место, а научные были на втором.


Советская пропаганда науки

Середина XX века

 

Источник: 70s Sci-Fi Art - Tumblr

Научное знание при советской власти стало обязательным элементом жизни: к 1977 году из тысячи человек около 600 имели среднее или высшее образование, среди рабочего класса показатель достигал почти 800 человек на тысячу. Для развития науки требовались энтузиасты, поэтому основная цель популяризации этого времени — поднять престиж советских учёных.

Научная пропаганда играла большую роль в творчестве писателей и работе учёных. В 1917 году по инициативе Максима Горького в просветительских целях создана Свободная ассоциация для развития и распространения положительных наук. Ассоциация работала на улучшение качества жизни крестьян. А в конце 1940-х годов появилось Всесоюзное общество «Знание», объединившее около 300 тысяч научных работников от академиков до преподавателей высших школ, целью которых была пропаганда научного знания.

Яков Перельман
Физик, математик и автор популяризаторских книг, имя которого знал каждый советский школьник

Горький также ввёл цикл книг об учёных — «Жизнь замечательных людей». Яков Перельман выступил одним из создателей научно-популярного журнала «В мастерской природы». Геохимик и минеролог Александр Ферсман писал увлекательные книги «Воспоминания о камне», «Занимательная минералогия», «Рассказы о самоцветах», «Занимательная геохимия». В 1943-м физик Сергей Вавилов выпустил книгу «Исаак Ньютон» к 300-летию знаменитого учёного.

К популяризации подключилась самая влиятельная в стране ежедневная газета «Правда», где ещё до открытия научного отдела публиковались статьи крупнейших ученых, включая опровержение мифов о Бермудском треугольнике от выдающегося физика Леонида Бреховских.

 

Источник: Википедия


Расцвет популяризации

1970—1980-е года XX века

Эти два десятилетия — время, когда заниматься наукой наконец-то стало престижно, хотя по-прежнему не очень доходно. Ещё Михаил Ломоносов отмечал несправедливость зарплат, назначаемых согласно чину в Табели о рангах: учёный в России получал и меньше военного, и меньше европейского коллеги. Долгое время плохое финансирование отталкивало энтузиастов от науки, поэтому развивалась она медленнее и качественно уступала западной.

Сначала российская наука надолго лишилась финансирования из-за Гражданской войны. Талантливые учёные массово эмигрировали сначала во время смены власти, после — во время сталинских репрессий. Некоторые из них были насильно возвращены в Советский Союз до Великой Отечественной войны, как физик Пётр Капица, работавший в Кембридже. Понадобилось два десятилетия спокойной работы, чтобы внимание и расположение широкой публики пришли к учёным.

Юбилейная марка, посвященная Петру Капице

 

В 1970-е годы журналист Элеонора Лазаревич выпускает книгу «Искусство популяризации науки». Лазаревич обращает внимание просветителей на то, что недостаточно просто привести данные научного открытия. Усвоение нового происходит, когда эти факты становятся иллюстрацией популярно изложенных мыслей и принципов. Требованием, предъявляемым к данным, становится их достоверность — все факты должны быть проверены. Другой особенностью популяризации этого времени стало появление синтетических наук вроде молекулярной биологии, как следствие появилась потребность в поиске новых максимально точных и ёмких терминов.

Научное просвещение достигает невиданных масштабов и разнообразия, в народе популярны переводы иностранных статей. К середине 1980-х каждая двадцатая книга в СССР — научно-популярная. Научпоп-литература была настолько востребована, что занимала более трети (36 %) всей печатной продукции. В 70-е развивается научно-популярный кинематограф, радио и телевидение становятся трибуной для учёных. В 1973 году выходит в эфир цикл передач о науке и технике «Очевидное — невероятное», её ведущий — физик Сергей Капица, не менее знаменитый сын уже упомянутого отца.

Сергей Капица
Физик и главный представитель научного просвещения на телевидении.

Художественная литература также во многих ипостасях ассоциировалась с популяризацией. Спросом пользовалась научная фантастика, включая переводную, художественные биографии научных деятелей и литература предвидения — например, как «Алмазная труба» Ивана Ефремова или «Голова профессора Доуэля» Александра Беляева.

Массово выходили научные серии. Например, в издательстве «Знание» до 60% продукции приходилось на рубрику «Новое в жизни, науке и технике», серии книг «ЖЗЛ», «Творцы науки и техники», «Наука и прогресс», «Прочти, товарищ!», на ежегодники «Наука и человечество» и «Будущее науки». Политиздат выпускал специализированные серии «Философская библиотечка для юношества» и «Над чем работают, о чём спорят философы». Издательству «Молодая гвардия» принадлежала серия «Эврика». Серии «Философы прошлого» и «Социология и жизнь» готовило издательство «Мысль». Научные серии также выпускали издательство «Просвещение», «Наука», «Мир», Атомиздат и многие другие.

Обложка журнала «Квант», 1970 г.

Источник: kvant.mccme.ru

Публика читала охотно, большим спросом пользовались научно-популярные журналы, которые распространялись преимущественно по подписной модели. «Наука и жизнь» в это время выходил тиражом около 3 млн экземпляров. «Знание — сила» в 1968 году передали под руководство упомянутого выше союза «Знание». Журнал «Юный натуралист» достиг отметки 4 мнл экземпляров и был награждён орденом Почёта за высокие достижения в научно-просветительской деятельности. Развивались «Вокруг света», «Техника — молодёжи» и многие другие журналы, ещё в Советском союзе ежемесячно выходило издание Scientific American под русским названием «В мире науки».


Упадок научного просвещения

Рубеж веков: 1990—2010 года

Хотя 70-80-е годы принято считать «тучными» в области научного просвещения, это то же самое время, когда в интеллигентной среде, к которой относились и учёные, стало расти неверие в социальный строй. Партия призывала учёных «участвовать в распространении научного мировоззрения и способствовать народному образованию», но народный интерес к науке угасал в условиях невысокого качества жизни.

В период перестройки приоритеты Михаила Горбачёва оказались не в пользу масштабного научного просвещения. На времена руководства Бориса Ельцина пришлись Чеченские войны, прекращение существования Советского союза. В это время граждан заботили жизненно важные вопросы, а не абстрактная наука. А учёные, особенно математики и исследователи естественных наук, старались уехать туда, где у них была бы возможность работать. 1990-е и первые годы 2000-х прочно ассоциируются с «утечкой мозгов».

Таким образом, к 1990-м научпоп в России почти полностью исчез. Резко упали тиражи журналов: подорожали материалы и значительно сократилось количество подписчиков — у людей не хвтало денег на самообразование. Но оставались читатели, которые интересовались наукой.

В конце XX века из-за рубежа пришла мода на нон-фикшн литературу. В России переводом и выпуском популярных изданий этого жанра занялось издательство «Колибри». В 2001 году российская фундаментальная наука получила поддержку в виде фонда Дмитрия Зимина «Династия». Через десять лет по лицензии BBC в стране стал выпускаться журнал «Наука в фокусе», в это время определился новый вектор развития научпопа — совершенствование формы подачи материала.

 

Источник: Wikimedia.org

Упадок научной популяризации в стране привёл к тому, что лжеучёные стали популярнее учёных. Отсутствие научной критики помогало шарлатанам процветать: телевидение показывало обещания Григория Грабового излечить от рака и сотворить многие другие чудеса, а псевдоучёному Виктору Петрику даже удалось заручиться поддержкой политиков. В 1997 году по инициативе физика Виталия Гинзбурга при Академии наук создана Комиссия по борьбе со лженаукой, она до сих пор занимается публичной критикой астрологов, уфологов, специалистов по нетрадиционной медицине, выявляет фальсификации научных исследований. Научный скептизим и разоблачения лжеучёных — важное направление популяризации, которое должно помочь избавить людей от опасных иллюзий и заблуждений.


SciComm: The Force Awakens

Начало XXI века

Огромное влияние на распространение информации, в том числе научной, оказало повсеместное подключение к интернету в 2000-х. Это повлияло на скорость и качество статей, которые публиковались в прессе. Читатели заинтересовались графеном, адронным коллайдером, чёрными дырами, гравитационными волнами. Благодаря читательскому спросу снова оформилась профессия научного журналиста. В научных компаниях специалисты по коммуникациям всё чаще стали общаться с журналистами, чтобы транслировать через них результаты проводимых исследований. Все эти люди стали основой для возрождения научной популяризации в России.

Поддержку фонда «Династии» до его закрытия в 2015 году получило множество проектов популяризации науки, которые касались библиотек, музеев, издательской деятельности. В 2008 году фондом была учреждена премия «Просветитель», она до сих пор вручается отличившимся авторам научно-популярной литературы. Сегодня эстафету перенял фонд «Эволюция», совет которого составляют учёные, в том числе лауреаты премии «Просветитель».

Описанные в статье примеры — только видимая часть того айсберга, который мы изучаем в профильной магистратуре. Спустя полгода мы видим потенциал научкома в России: в его подводной части скрывается множество путей и способов коммуникации, весь мировой опыт. Наша цель — освоить этот опыт. Хорошо, если как можно больше людей убедится, что знания о науке и её достижениях важны и полезны: используя их, можно улучшить качество своей жизни. Нам придётся преодолевать равнодушие и суеверия, показывать, что научная информация не менее интересна, чем очередной сериал (зачастую основанный на достижениях науки) или сводки новостей. Мы только в самом начале пути, но история России показывает, что люди в целом интересуются наукой и тянутся к знаниям, а значит, у нас всё получится.

 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Как наука лавирует между точными схемами и личным опытом

Человек неразумный: почему мы не умеем тратить деньги?

WIRED составил список современных визионеров