С меня хватит! Или о профессиональной деформации
12+
  вернуться Время чтения: 10 минут   |   Комментариев: 3
Сохранить

С меня хватит! Или о профессиональной деформации

Мало признания и много эмоционального выгорания: как побороть профессиональную деформацию, не увольняясь с работы?

Помните свою первую работу? Нескончаемый энтузиазм, желание трудиться день и ночь, безропотное (даже восторженное!) соглашение с внушительным списком обязанностей и, конечно же, горящие глаза — не в честь зарплаты, а просто так.

Но по прошествии нескольких лет вы ощущаете лишь раздражение: вас раздражает требовательное начальство, вас раздражает неохватный спектр обязанностей, вас, наконец, раздражают коллеги (особенно этот дурачок-энтузиаст, хватающийся за всё что можно и радующийся непонятно чему), и вы уже жалеете о том, что когда-то связали себя с этой профессией.

image_image
Циничный доктор держит в руках чьё-то сердце: возможно, у него синдром сострадательной усталости
(источник: plus.google.com)

Знакомо? Тогда не исключено, что в вашу жизнь пришла профессиональная деформация и хочет отнять всю радость работы.

Профессиональная деформация — понятие сравнительно молодое. Только в конце XIX века начинают появляться первые исследования, ставившие перед собой задачу выяснить, как профессиональная деятельность влияет на человека. Терминологически же это явление оформил Х. Ландерок: психолог впервые употребил professional deformation, говоря о том, что профессиональная деятельность «создает в отдельном человеке деформацию процессов мышления».

Профдеформация — штука коварная: её признаки могут заявить о себе как после внушительного стажа, так и спустя всего три-четыре года рабочих будней — это во многом зависит от характера деятельности.

Так или иначе, любая профессия может оказать деформационное влияние на личность, что, однако, не означает, что каждому из нас суждено познакомиться с этим явлением.

image_image
У сотрудников правоохранительных органов может развиться синдром асоциальной перцепции: им свойственно видеть в каждом нарушителя общественного порядка
(источник: techhive.com)

Профессиональная деформация формируется под воздействием множества факторов, включая строгую дисциплину, монотонную, бессмысленную деятельность и невозможность творческого самовыражения.

С появлением этого расстройства у вас исчезает интерес к работе — и приобретается стереотипизация поведения. Здесь есть свои плюсы: набор эксклюзивных лайфхаков, позволяющих, скажем, быстро проверить тетради учеников, заметно облегчит и ускорит выполнение рутинной обязанности.

Минусы появляются тогда, когда мы переносим профессиональные стереотипы во внерабочую жизнь.

image_image
Проявления профессиональной деформации у учителей поистине многообразны: подробнее об этом можно прочитать в статье «Профессиональная деформация и профессиональная компетентность педагога» В. Гафнера
(источник: vimeo.com)

Так, замечает В. Гафнер, учителя, в особенности холерики, со стажем работы более 10 лет склонны к доминантности. Это проявляется в излишней требовательности к домашним, склонности замечать и поправлять ошибки даже посторонних людей, желании контролировать окружающих.

И проявления, и формы профессиональной деформации весьма разнообразны, однако в ряду самых распространённых обычно называют управленческую эрозию и эмоциональное выгорание.

Испорченность властью

Управленческая эрозия — любопытное явление, которое развивается у людей, занимающих руководящие позиции. Механизм данного симптома объясняется достаточно просто: со временем начальник начинает получать удовольствие не столько от работы, сколько от власти над подчинёнными.

image_image
И за что вам только деньги платят, лентяи!
(источник: lulytrigo.com)

Нередко это вырождается в установку тотального контроля над коллегами и введение странных правил, которые приводят не к оптимизации рабочего процесса, а ко всё большему закабалению сотрудников: знакома же ситуация, когда начальнику кажется, что вы постоянно пьёте чаёк вместо того, чтобы работать?

Испорченные властью руководители — проблема не только для подчинённых.

Дело в том, что постепенно паранойя надзора одерживает победу над здравым смыслом: импульсивные решения перестают приводить к желаемым результатам, а постоянная текучка кадров (немногие хотят платить штрафы за пятиминутное опоздание или отчитываться за каждый шаг) дезорганизует рабочий процесс.

Поэтому самое действенное средство избавить руководителя от «властной эрозии» — заменить его новым, который будет трудиться ровно до того момента, пока и сам не начнёт портиться.

Полный burnout

Эмоциональное выгорание — ещё один частный (и, к сожалению, частый) случай профессиональной деформации. Автором термина является американский психолог Герберт Фрейденбергер: в книге «Выгорание: высокая цена высоких достижений» он предложил определять burnout как синдром, свойственный тем, кто по роду своей деятельности часто взаимодействует с людьми — менеджерам, учителям, врачам и т. д.

Обнаружить это состояние можно по определённым симптомам, проявляющимся во время рабочей деятельности.

Прежде всего, это ощущение безразличия к работе — когда больше ничто не вдохновляет, и заниматься делом, которое недавно казалось призванием, больше нет сил.

Интересно, что помимо потери интереса у многих «выгоревших» отмечалась недостаточная уверенность в собственном профессионализме.

image_image
Адвокат, как отмечает психолог В. Безносов, может заболеть профессиональной изворотливостью
(источник: kinomania.ru)

Поэтому Фрейденбергер делает вывод о том, что этому синдрому подвержены люди, которые с увлечением отдавались работе, но не получали должного одобрения. Причём, согласно исследованиям, на возможность заразиться эмоциональным выгоранием не влияет ни возраст, ни семейное положение, ни даже стаж работы.

Однако гендерный фактор имеет значение: у женщин больше шансов испытать на себе сомнительные прелести такого состояния.

Ещё один беспроигрышный способ эмоционально выгореть — работать в коллективе, в котором нечётко распределены обязанности между сотрудниками: неслаженность действий даже при небольшой нагрузке становится существенным фактором риска.

image_image
Для менеджеров характерен высокий уровень стресса и постоянное ощущение психологического давления, поэтому неудивительно, что они бывают такими агрессивными
(источник: medium.com)

Сегодня существует несколько теорий, объясняющих прогрессирование этого синдрома. Пожалуй, одну из самых занятных концепций предложил Дж. Гринберг в книге «Опасности работы: как эмоциональное выгорание влияет на корпоративных менеджеров и их работоспособность»:

  • «Медовый месяц»: пока ещё довольные своей работой, мы просыпаемся будничным утром с хорошим настроением и предвкушаем плодотворный денёк, а домой возвращаемся с приятным чувством выполненного долга. Однако постоянные стрессы всё более выматывают, и в бочке мёда уже ощущается неприятная горечь.
  • «Недостаток топлива»: усталость нарастает, а по ночам бессонница нередко мешает спать (и иногда она развивается просто потому, что ночью тоже приходится работать). Работа в компании перестаёт казаться привлекательной: на этом этапе мы стараемся отстраниться от своих обязанностей, опаздываем всё чаще и стремимся пораньше сбежать домой — так срабатывает инстинкт самосохранения.
  • «Хронизация»: мы легко и часто раздражаемся, грубим коллегам по пустякам и ощущаем, что нам не хватает часов в рабочих сутках (по Гринбергу, нехватка времени — главный признак «синдрома менеджеров»). Отныне и просыпаемся, и возвращаемся домой мы лишь с одной мыслью: «А есть ли в этом смысл?!».
  • «Кризис»: если на поставленный вопрос ответ так и не был найден, и мы продолжаем пятидневно умирать на ненавистной работе, нас настигает кризис: бессонница и усталость теперь кажутся более привычным состоянием, чем здоровый сон и беззаботность отдыха.
  • «Пробивание стены»: проблемы приобретают очертания снежного кома, и думать приходится уже не о том, как спасти карьеру, идущую под откос, а о том, как вернуть здоровье, убитое недосыпом, стрессом и ощущением собственной бесполезности. В общем, всё плохо.

Это лечится!

Если вам кажется, что вас угораздило подхватить эту гадость, лучше сразу записаться на приём к специалисту, диагностику же в домашних условиях вам поможет провести тест, разработанный социальным психологом В. Бойко.

Обычно для того, чтобы избавиться от неприятных проявлений профессиональной деформации, назначают комплекс мер:

Ставьте рамки

Если ваша работа связана с людьми, постарайтесь понять человека, с которым вы взаимодействуете: ученика, пациента, в конце концов, нервного заказчика. Возможно, вам не станет легче от постоянного невыполнения домашних заданий или бесконечных доработок, но вы хотя бы сможете понять, почему так происходит.

А развить профессиональную эмпатию помогут специальные тренинги и курсы повышения квалификации, которые учат подстраиваться под особенности своей деятельности.

image_image
Ситуация типичная и печальная: редактор раньше любил читать, но, отработав с десяток лет, начинает рассматривать текст как источник потенциальных ошибок, а не удовольствия
(источник: stephenking.com.br)

Выходите за рамки

Вы работаете на пятидневке, но эта систематичность вас отчаянно угнетает.

Вы устраиваетесь на работу в большую компанию, где каждое ваше действие должно быть одобрено начальником, и не одним, в то время как автономность для вас превыше всего.

Вы интроверт, и непрерывное общение вас опустошает, но вы отправляете резюме в фирму, которая славится высоким уровнем корпоративной культуры.

Внимание, вопрос: к чему этот бессмысленный мазохизм?

Если концептуальную основу профессии изменить невозможно — проще поменять саму профессию, — то формальные рамки, которые вас не устраивают, менять просто необходимо: пробуйте подстроить работу под себя, выбирая удобный график и становясь частью того коллектива, в котором вам действительно будет комфортно.

Тратьте разумно

Не бойтесь делить обязанности с коллегами, чётко определяйте свои задачи, отказывайтесь от переработок, на которые у вас нет сил. Иными словами, берегите внутренние ресурсы.

image_image
Программисты (или, скорее, их близкие) часто страдают от излишней рационализации  
(источник: filmz.ru)

Получайте приятные бонусы (печеньки не панацея)

Хороший руководитель знает, что сотрудникам важно ощущать свою значимость.  

Подчеркнуть её можно различными способами — начиная от материального вознаграждения и заканчивая направлением успешного работника на профессиональные конференции, где он мог бы поделиться своим опытом с коллегами.

Приятные бонусы вряд ли излечат от усталости, но зато недвусмысленно дадут понять, что сотрудника ценят.

Не теряйте свои увлечения и друзей вне профессиональной сферы, читайте книги не только по специальности, не забывайте об отдыхе и помните о том, что ночь — всё-таки время сна, а не дедлайнов: всё просто, но это правда работает.   

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Категорический императив: как общаться друг с другом

Полюса темперамента: интроверты и экстраверты

Акедия: синдром потери смысла