В курсе дела: старческая деменция
12+
  вернуться Время чтения: 12 минут   |   Комментариев: 5
Сохранить

В курсе дела: старческая деменция

Что такое деменция и можно ли её избежать? Сколько в России больных с деменцией на самом деле, а сколько — по версии Минздрава? Как у нас относятся к «слабоумным» старикам? Обо всём этом мы поговорили с экспертом Александром Сониным. 

Деменция — это тяжёлое когнитивное расстройство. Оно развивается постепенно и сопровождается снижением познавательной активности мозга, утратой ранее усвоенных знаний, потерей способности ухаживать за собой и отвечать за свои действия.

В повседневной жизни мы часто слышим не слово «деменция», а его бытовые синонимы: «слабоумие», «маразм», «старческий склероз», «потеря памяти».

Кроме того, зачастую ошибочно вместо деменции говорят о болезни Альцгеймера. В действительности это только одна из многочисленных причин развития деменции, пусть и самая распространённая.

Также ошибочно полагать, что деменцией страдают только пожилые люди — у болезни есть множество разных причин возникновения, и развиться она может у человека любого возраста. Но в данной статье мы будем говорить преимущественно о сенильных деменциях, которые встречаются у пожилых людей.

Говорить о том, что у человека развилась деменция, можно, когда появились хотя бы два вида нарушения из перечисленных ниже:

  • человек не может усвоить и вспомнить информацию: спрашивает об одном и том же, не может найти свои вещи, забывает о договорённостях, теряется на знакомом маршруте;

  • человеку сложно мыслить логически, решать сложные задачи, воспринимать критику, принимать ответственные решения, распоряжаться деньгами, планировать;

  • человек перестал узнавать знакомые лица или объекты, не распознаёт вещи, которые находятся в зоне видимости, разучился использовать простые инструменты или самостоятельно одеваться;

  • у человека нарушена речь, он забывает простые слова, делает длинные паузы, много ошибается;

  • человек меняет своё поведение, у него возникают необъяснимые перепады настроения, приступы агрессии и апатии, он теряет интересы, утрачивает способность к эмпатии, перестаёт осознавать, какое поведение допустимо, а какое нет.

Какова сейчас ситуация с деменцией в России, насколько болезнь распространена, насколько о ней информировано население и какая поддержка оказывается больным — об этом мы расспросили Александра Сонина, доктора психологии, эксперта по проблемам деменции, основателя и руководителя проекта «Мемини».

«Мемини» существует уже десятый год. Сайт проекта — площадка, на которой можно ознакомиться со справочной информацией о деменции, задать вопросы врачам-специалистам, рассказать о своём опыте столкновения с болезнью. Проект занимается организацией групп поддержки родственников, ухаживающих за больными с деменцией. Это так называемые «Школы Мемини», которые есть уже в 20 регионах России.

Насколько деменция распространена в России?

person_image
Александр Сонин
руководитель проекта «Мемини»

Начнём с общей закономерности: деменция – проблема, появляющаяся в пожилом возрасте, и чем больше пожилых людей в популяции, тем более серьёзной (при прочих равных) будет проблема деменции.

В России население стареет довольно высокими темпами (если верить данным последних переписей населения, за 20 лет доля пожилых людей у нас выросла с 16,8% до 20,3%.). Поэтому резонно предположить, что высокими темпами также растёт число пациентов, страдающих от деменции, и объективно проблема деменции в России должна становиться с каждым годом всё острее.

image_image
График из статьи ведущего научного сотрудника Санкт-Петербургского экономико-математического института РАН. Гаянэ Сафаровой «Демографические аспекты старения населения России»
(источник: perspektivy.info)

Зависимость количества пациентов с деменцией от количества пожилых людей — не прямая. Она опосредована условиями жизни, качеством медицинской помощи, мерами профилактики распространённых заболеваний, которые могут приводить к деменции (в первую очередь — сердечно-сосудистых). 

В последние годы был опубликован ряд исследований, демонстрирующих снижение численности пациентов с деменцией в экономически наиболее благополучных странах.

Однако Россия, как известно, к таковым не относится, она как раз вносит существенный вклад в негативный тренд на глобальное увеличение числа пациентов с деменцией. Для нас связь старения и заболеваемости остается прямой. 

Официальная статистика по России отсутствует, поэтому для оценки приходится экстраполировать европейские данные с поправкой на поло-возрастную структуру населения России. Если приложить к нашей реальности ориентировочные значения распространенности деменции в разных возрастных группах, получится, что общее количество пациентов с деменцией в России должно превышать 1,7 млн человек (из них от болезни Альцгеймера, самой распространенной причины деменции, страдают приблизительно 1,2 млн пациентов). 

Повторю: это экспертная оценка, основанная на экстраполяции. Если же верить данным отчёта о заболеваемости лиц пенсионного возраста, опубликованного Минздравом РФ за 2014 год, в России зарегистрировано только около 8 тысяч случаев болезни Альцгеймера. Чувствуете разницу?

Если не видеть в официальных данных намеренного искажения, то получается, что выявляемость самого тяжелого нейродегенеративного заболевания у нас составляет 1%.

 

 

 

В чём причина такого расхождения?

Отчасти это может объясняться особенностями кодировки диагноза. Из-за низкой информированности населения родственники пациентов с болезнью Альцгеймера обращаются к врачу на очень продвинутых стадиях, когда доминируют уже не нарушения памяти (их на первых этапах просто игнорируют), а тяжёлые расстройства поведения и личности больного. 

С этими проблемами обращаются к психиатру, а болезнь Альцгеймера, согласно международной классификации, принятой в России, идёт по неврологической рубрике (G30), что ограничивает врача в постановке диагноза. Также невролог ограничен в постановке диагноза «деменция» (это уже прерогатива психиатров).

Таким образом, проблемы есть как с распространением деменции в России, так и с объективной оценкой эпидемиологии деменции. 

Кто входит в группу риска?

Деменция не является отдельным органическим заболеванием со специфическим механизмом развития. 

Деменция — это, говоря простыми словами, состояние беспомощности, неспособности себя обслуживать, которое развивается на фоне самых разных болезней, состояний и ситуаций. Причиной деменции могут выступать:

  • заболевания, ведущие к гибели клеток головного мозга (нейродегенеративные заболевания);

  • сердечно-сосудистые заболевания, вызывающие нарушения мозгового кровообращения и тоже провоцирующие гибель нейронов;

  • различные нарушения обмена веществ, затрудняющие работу мозга (напр.: печеночная недостаточность, заболевания щитовидной железы), включая дефицитарные состояния (дефицит витаминов В1, В12, фолиевой кислоты и т. д.);

  • черепно-мозговые травмы;  

  • инфекции головного мозга;

  • опухоли головного мозга.

И это далеко не исчерпывающий список.   

image_image
Распространённость разных видов деменции у людей в возрасте до 65
(источник: health-ua.com)
image_image
Распространённость разных видов деменции у людей старше 65
(источник: health-ua.com)

В ситуации, когда факторов слишком много, рациональным подходом к выделению группы риска будет использование общих принципов здорового образа жизни.

Шансов столкнуться с проблемами памяти, нарушениями внимания и речи, ведущим со временем к беспомощности, будет больше у людей с низкой физической активностью, а также у любителей всего жирненького, сладенького и солёненького.

Сегодня также общепринятым является мнение, что важный негативный фактор — низкий уровень образования.

И в целом, было бы неправильно сводить всё к физиологии. Все формы инструментальной деятельности и взаимодействия с окружающим миром формируются в общении с другими людьми, поэтому к факторам риска можно добавить одиночество в пожилом возрасте. 

Можно ли предотвратить развитие деменции?

Согласно оценкам экспертов, вероятность развития деменции приблизительно на 65% определяется генетически, за счёт предрасположенности к тем или иным заболеваниям, негативно отражающимся на работе мозга. 

Поэтому коррекцией образа и условий жизни можно предотвратить только каждый третий случай деменции. Хотя лучше было бы, наверно, сформулировать это иначе: «Мы можем предотвратить целых 35% случаев деменции». 

Однако из-за соотношения 2/1 между врождённым и приобретённым заболеванием на любые наши аргументы в пользу здорового образа жизни (и в первую очередь, повторюсь, физической активности), которые опираются на серьёзные исследования, всегда найдутся примеры людей, которые много внимания уделяли своему здоровью, однако заболели, и, наоборот, тех, кто не следил за своим здоровьем и прожил до ста в здравом уме и твердой памяти.

Если конкретизировать названные выше общие принципы, то, по последним данным медицинской науки, 35% процентов складываются из следующих факторов: 

(в молодости)

  • низкий уровень образования — 8%;

(в среднем возрасте)

  • проблемы со слухом — 9%;

  • повышенное артериальное давление — 2%;

  • избыточный вес — 1%;

(в пожилом возрасте)

  • курение — 5%;

  • депрессия — 4%;

  • низкая физическая активность — 3%;

  • социальная изоляция — 2%;

  • диабет — 1%. 

Как видите, в сумме и получается 35%. Это свежайшие данные, опубликованные в самом авторитетном медицинском журнале планеты The Lancet.

 

 

 

Как в РФ обстоят дела с поддержкой больных с деменцией?

Насколько мне известно, в России нет общегосударственных или региональных программ помощи пациентам с деменцией и их семьям. Да и не может быть, если государство будет и впредь исходить из тех данных, которые мы обсуждали.    

Если по данным Минздрава РФ в Саратовской области не насчитывается и 20 пациентов с болезнью Альцгеймера, то о какой программе можно говорить?! Программе помощи пациентам с орфанными (редкими) заболеваниями?

При этом нельзя сказать, что пациенты не получают вообще никакой помощи. Деменция — это основание получить группу инвалидности, а вместе с нею — ту помощь, которая прописана для каждой группы (памперсы, инвалидную коляску и т. п.). Однако основная нагрузка ложится на плечи близких.

В отличие от развитых стран, где поддержку получает не только пациент, но и его семья (ведь эта проблема затрагивает уровень и качество жизни не только больного, но и всех его окружающих), в России такой поддержки нет. 

Можно ли рассчитывать, что ситуация изменится к лучшему?

Скорее да, чем нет. Поделюсь с читателями инсайдерской информацией: в настоящий момент две специально созданные для этого группы (рабочая и экспертная) занимаются подготовкой национального плана борьбы с деменцией

Если в ближайшие месяцы ничего не помешает этой работе, в мае план будет официально представлен общественности. И хотя многие положения в нем будут носить декларативный характер, он также будет содержать конкретные рекомендации. Это первый шаг нашего государства в борьбе с деменцией. Событие, значимость которого трудно переоценить.  

На слуху ли в обществе проблема деменции или в основном замалчивается? Является ли деменция просто частью типичного образа пожилого человека в РФ? 

Не хотелось бы сводить ответ к изложению субъективных наблюдений и оценок, поэтому сошлюсь на данные исследования, которые проект «Мемини» провёл в 2014 году совместно с ВЦИОМ. (Понимаю, что в последние году к официальной социологии в обществе сложилось недоверчивое отношение, однако там, где дело не касается политики, этим высококлассным специалистам вполне можно доверять.) 

Так вот, в исследовании приняло участие 1 600 респондентов в возрасте 18 — 60 лет и старше, представляющих разные социальные группы из 8 федеральных округов.

Проведённый опрос показал, что половина респондентов — 50% — вообще не задумываются о старости.

Ясно, что говорить с ними о профилактике заболеваний пожилого возраста — дело неблагодарное априори. Впрочем, люди боятся бедности и серьёзных заболеваний. При этом наибольшие опасения вызывает возможность заболеть раком и болезнями сердца.

Для сравнения: в странах, где работают программы информирования населения о проблемах деменции, её боятся больше, чем любых других проблем со здоровьем. 

В России, под данным нашего опроса, «потеря памяти» идёт на третьем месте. Также мы выяснили, что россияне имеют крайне слабое представление о симптомах деменции (около половины опрошенных не смогли назвать ни одного симптома). А это значит, что, столкнувшись с этой проблемой в семье, они не обратятся вовремя к врачу

И ещё одна грустная цифра: 38% участников опроса считают постыдным рассказывать своим знакомым о том, что у кого-то из их близких появились признаки старческого слабоумия. Это говорит о высокой степени стигматизации проблемы в обществе. 

Деменция в России, в отличие, например, от остеопороза или мигрени, — болезнь постыдная. 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

7 non-fiction книг о медицине

8 статей о медицине и физиологии

Какое будущее у медицинской генетики в России?