Лагерь в Гурзуфской бухте
  вернуться Время чтения: 12 минут   |   Комментариев нет
Сохранить

Лагерь в Гурзуфской бухте

Мы посетили «Артек» и рассказываем о том, как живёт детский центр сегодня: как там учатся, какие проекты развивают, что едят и о чём поют.

Когда закончилась Гражданская война, и в 1924 году Красный крест развернул на берегу Чёрного моря палаточный лагерь для страдающих туберкулёзом детей, никто и подумать не мог, во что это всё выльется. Почти сотню лет спустя «Артек» не только остаётся на том же месте, но и разросся и расцвёл.

Он занимает 218 гектаров, чуть больше княжества Монако — настоящее государство в государстве с собственной системой энергообеспечения, почтовым отделением. Он переходил из одного государства в другое, знал времена расцвета и упадка, здесь жили политики со всего мира, здесь побывали тысячи детей всех возрастов.

В начале декабря Newtonew тоже посетил «Артек», тобы узнать, как изменился международный детский центр и какие образовательные программы там внедряют.

Открытка «Артек», 1966 года.

Источник: «Старые открытки»

МДЦ «Артек» — это целая система лагерей, каждый со своим названием. Одни расположены у гор, другие на побережье (артековская береговая линия тянется на семь километров от горы Аю-Даг до Гурзуфа). Обновлённые корпуса выглядят уютными и аккуратными. Особенно хорошо смотрятся названия на фасадах (в одних лагерях корпуса называются цветочными именами, в других — носят названия деревьев) и открытые площадки на крышах, где в хорошую погоду можно отдыхать или заниматься.

На территории есть школа, надувной спортивный зал (его называют «дутик»), пристань с лодками и много других локаций, а лобным местом служит Дворцовая площадь, где проходят торжественные мероприятия.

 

Зачем отправлять детей в лагеря?

Осенью мы уже рассказывали о Всероссийском форуме организаторов детского отдыха «Детский лагерь — новое образовательное пространство», который прошёл в «Артеке». На форуме речь шла о том, зачем вообще сегодня нужны детские лагеря вообще и «Артек» в частности. Когда идеологическая функция, которую выполняла пионерская организация, отпала, понимание размылось окончательно.

Может быть, лагеря нужны для отдыха? Если под отдыхом понимать ничегонеделанье, то это явно не то, чем занимаются в «Артеке». Аректовцы занимаются спортом, участвуют в соревнованиях, репетируют номера, занимаются на внешкольных занятиях и, наверное, сильно устают к вечеру.

Одним из параметров оценки того, как работают учреждения отдыха и оздоровления детей, исторически был «привес». Иногда его считали суммарно («отряд поправился на 20 кг»). Понятно, что активный образа жизни и регулярное здоровое питание (тут, скорее, стоит ждать отвеса — вопреки советским санитарным нормам) улучшают самочувствие детей, но «Артек» — не лечебное учреждение.

«Артек» стремится совмещать функции и искать новые подходы. Ему присвоен статус международной площадки по созданию, апробации и внедрению инновационных форм общего и дополнительного образования, а также оздоровления и отдыха.
 

Не ученики, а юные первооткрыватели

Юрий Владимирович Ээльмаа, замдиректора «Артека» по учебной части, рассказал нам о том, как устроено обучение в лагере.

В школе преподают русский язык, математику, физику, химию — три раза в неделю по четыре часа в день. Остальные занятия проходят за стенами здания — в секциях, на берегу моря и даже на горе Аю-Даг. Так формируется междисциплинарный подход, который исключает чёткое разделение предметных областей.

Мы стремимся создавать максимально насыщенную среду, в которой есть большая вероятность, что с ребёнком произойдёт что-то позитивное. Тут есть история места, история самого «Артека» и концентрация возможностей другого образовательного опыта по сравнению с тем, который ребёнок может получить «на большой земле».

 
 
Юрий Ээльмаа
заместитель директора МДЦ «Артек»

Главная образовательная идея, которую продвигают в «Артеке» — учиться можно чему хочешь, выбирая то, что интересно. Знания по тем или иным предметам не могут существовать в отрыве от конкретных задач; знания начинают работать тогда, когда школьники применяют их на практике.

В артековской школе учащимся ставят оценки, которые можно перенести в «обычный» классный журнал.

Вместе с тем 21 день в лагере может на время оторвать ученика от стандартной программы, если смена не летняя. В МДЦ считают, что этот опыт «отставания» может быть более ценным, чем просиживание штанов за школьной партой в родном городе: ребёнок может увлечься фотографией, открыть для себя новый вид спорта, полюбить читать или просто столкнуться с вещами и людьми, которых не мог встретить дома. А что такое образование, если не новый опыт?

Евгений Медведев, иллюстрация к повести Владислава Крапивина «Колыбельная для брата».

Источник: papmambook.ru

Новые знания на суше и на море

Учебными проектами, которые реализуются вне школьных классов, в «Артеке» заведуют тематические партнёры. Для занятий и научно-творческих проектов они обеспечивают артековцев оборудованием, преподавателями и даже животными.

МЧС курирует здесь конно-кинологический кружок. В лагере не ограничились традиционными служебными животными — лошадьми и собаками. В зверинце есть и козы, и ослы, и свиньи (они производят на детей из мегаполисов особое впечатление).

Государственный музейно-выставочный центр «РОСИЗО» проводит программу «Мир искусства в «Артеке»: организует лектории, мастер-классы и пленэры. В наш визит к «РОСИЗО» там проходило занятие по мотивам работ Константина Коровина, творчество которого связано с Крымом. Ребята рисовали пастелью, рассматривая репродукции Коровина. В том же павильоне располагается выставка репродукций Коровина и выставка работ прошлых смен.

 

 

С 2014 года «Артек» сотрудничает с Государственной корпорацией по космической деятельности. «Роскосмос» помог реконструировать артековский музей космонавтики, которому в новом году исполнится пятьдесят лет и проводят профильные смены. Музей появился в лагере по предложению Юрия Гагарина, там хранится его тренировочный скафандр, а рядом — полётный скафандр Чернушки, четвероногой коллеги первого космонавта.

Артековцы встречаются с космонавтами, связываются с МКС, работают в девяти аэрокосмических лабораториях.

Ещё среди партнёров «Артека» — «Лига юных журналистов». Она проводит в лагере международный юношеский медиафорум. В «Артеке» есть своя газета, теле- и радиопередачи, киножурнал, работает пресс-служба. Артековской дружбе с юнкорами много лет — когда-то здесь отдыхали и знакомились с азами журналистики многие мастера, например, Леонид Парфёнов. На экранах в обеденном зале крутят ролики, которые сняли ребята из «Артек-Медиа».

Артековцы выходят в море на веслах, ловят рыбу и тут же варят из неё уху. В лагере «Морской» мы видели соревнование по ловле рыбы — ловился, в основном, минтай. Ещё в море водятся рапаны с крупными красивыми раковинами, но их по санитарным нормам в детское питание не допускают.

Ностальгическая форма морских отрядов вызывает желание немедленно романы Жюля Верна и Роберта Льюиса Стивенсона — главное, чтобы были приключения, ветер в лицо и романтика морских странствий. Неизвестно, черпают ли сегодняшние подростки романтику в этих образах, однако в бескозырках выглядят точно так же, как свои предшественники со старых фото, висящих в местном концертном зале.

Культура на подносах

Питание, как и многие другие вещи, отдано в нынешнем «Артеке» на аутсорс, так что алюминиевых кастрюль с надписями красным лаком тут не встретишь. С одной стороны, питание стремятся сделать интересным и вкусным, с другой — соответствующим нормам для детских учреждений. В столовых «Артека» чередуются национальные дни, когда готовится кухня разных стран, но с диетическим уклоном. Музыка и одежда персонала варьируются в зависимости от меню — чтобы создавать более полный образ культуры, с которой знакомят через завтраки, обеды и ужины.

В итальянские дни в залах звучат средиземноморские мелодии, а сотрудники в итальянских платках подают суп минестроне, пасту и несколько видов мяса.

В зале стоят доски, на которых дети вместо традиционного «спасибо нашим поварам» пишут пожелания и благодарят сотрудников столовой. Периодически они просят пиццу, но та в основное меню не допускается. Впрочем, по особому случаю могут приготовить и её — например, если один из отрядов выиграл кубок.

Нишу «развлекательной еды» занимают выпечка и сладости, которые готовят аниматоры прямо в обеденном зале. Аниматоры — молодые улыбчивые повара в белоснежных фартуках и колпаках, дети подходят к ним за блинчиками, зефиром и печеньем, которые аниматоры делают у них на глазах, с шутками и разговорами, и отдают горячими. Выходит и вкусно, и увлекательно, а если кто-то из артековцев всерёз увлечётся кулинарией, его будут ждать на мастер-классах под руководством шеф-повара.

Ребята проходят практику на виноградниках, где участся ухаживать за лозами, и собирают в местной роще оливки. Оливки маринуются дольше, чем длится смена, так что ребята получат посылку с собственноручно приготовленной баночкой спустя несколько месяцев.

 

Аллеи памяти и «дерево желаний»

За девяносто лет «Артек» не постарел, но его вечную молодость оттеняет дыхание истории. Рядом с новыми стеклянными корпусами — многоцветные советские мозаики. Самый масштабный из старых монументов — памятник Ленину, который высится в центре комплекса. Впрочем, это не просто скульптура: по двадцатиметровому монументу и сорокадвухметровым пилонам ориентируются моряки; он даже внесён в морские лоции в качестве навигационного знака.

На фоне гор Ленин выглядит скорее не воспоминанием о соцреализме, а романтическим лермонтовским персонажем.

Совсем недавно в «Артеке» появилась аллея героев-артековцев, двенадцать бюстов — памятников героям СССР, которые защищали страну в годы войны, поднимали отряды в атаку и подрывали вражескую технику. Несколько последних постаментов пусты: в будущем на ней появятся памятники артековцам, отличившимся в мирное время.

На территории лагеря есть «дерево желаний», огромная секвойя, на фоне которой фотографируется едва ли не каждый артековец. Говорят, если прикоснуться к секвойе, можно рассчитывать на исполнение заветного желания. А вот забираться на дерево строго воспрещается — но, судя по именам, вырезанным высоко на стволе, нарушители находятся. Шишки, упавшие с дерева, уезжают в разные уголки страны в карманах артековцев: их покрывают золотой и серебряной красками и делают новогодние украшения.

Настроение «Артека»

В артековские лагеря приезжают дети из разных городов и регионов. Кто-то впервые увидит море, кто-то пройдётся по горной тропе, кто-то возьмёт в руки краски или научится монтировать видео. Дети из богатых семей и простые ребята, обитатели мегаполисов и маленьких городков по замыслу дирекции МДЦ должны быть равны.

В том числе по этой причине в «Артеке» по-прежнему есть форма. Она у каждого лагеря своя, включая разноцветные шапки и куртки, как в Хогвартсе. Одежду — а также постельное белье и полотенца — производит компания Bosco, эксклюзивный экипировщик Олимпийской и Паралимпийской команд России. На территории МДЦ расположены экипировочные центры, где новоприбывшего оденут с головы до ног. Тут же можно обзавестись сувенирами с символикой лагерей — значками, брелоками, кружками, рюкзаками, магнитами.

Во всех локациях стоят пульты и мощные аудиосистемы с диджеями, постоянно играет музыка. Там, где музыки нет, дети поют хором. Делают они это почти постоянно, и вообще любят пошуметь — тут им никто не мешает.

 

Если, проходя мимо группы ребят, крикнуть: «Вы, ребята, молодцы!», они тут же кричат: «Ар-те-ков-цы!».

На общих концертах все поют и танцуют вместе, все со временем включаются в общие действия. В дирекции говорят, что тут можно самовыражаться и делать всё. Чтобы дети не совершали явно вредных или бестолковых вещей, стремятся создать такую среду, где это не запрещается, а просто не принято и не модно. Послушав разговоры покидающих лагерь подростков, мы убедились, что общий настрой действительно передаётся.

Сегодняшние артековцы охотно поют старые, ещё пионерской поры, песенки, связанные с камерными поверьями и легендами. В аэропорту горланили про бородатого и усатого Абсолюта, который живет в дупле дерева на Аю-Даге. Это маскот тихого часа, которому нужно абсолютно подчиняться, он знаком уже не одному поколению.

Иллюстрация к повести Владислава Крапивина «Мальчик со шпагой» в журнале «Пионер».

Источник: «Мастера книжной и журнальной графики»

Пели и романтические песни, посвящённые лагерям «Артека», звёздам и морю.

Ты как Алькор, ты как Вега, как Альтаир голубой
Светишь в созвездьи Артека самой прекрасной звездой.
Там вдалеке даже кольца Сатурна кружат твой вальс,
Милый «Лазурный», добрый «Лазурный», помни о нас.

— Андрей Бондарюк«Звёздный вальс "Лазурного"»

Смена закончилась, и артековцы готовились разъехаться по разным городам. После песен в аэропорту начались объятия и слёзы.

 

Создавать на базе детского лагеря современную платформу для оригинальных образовательных проектов — задача привлекательная и перспективная. Это справедливо для института лагеря как такового, но «Артек» с его историей и автономностью — место, особенно располагающее к творческим поискам.

Советская эпоха не оставила конкретных наработок, которые могли бы лечь в основу создания новой внешкольной образовательной среды на базе детского лагеря, и теперь приходится искать новые пути. Однако за время существования «Артека» здесь сформировалось пространство, крайне нагруженное символами.

Всё, что находится в «Артеке» и окружает его — Музей военно-морского флота, старые мозаики со стройными юношами и девушками, флаги на ветру, гора Аю-Даг в тумане — создаёт контекст, напоминая о чём-то полузабытом, светлом и волнующем. Не о пионерском прошлом, а о самом духе юности, надежд и приключений, когда кажется, что мир за дверями огромен, а возможности безграничны.

Текст: Егор Михайлов, Алиса Загрядская

Фотографии: пресс-служба «Артека»

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

Школа-парк: там, где двери всегда открыты

Что думают российские родители и дети о летних лагерях

Когда подросткам нечем заняться