Спасти Балтийский научно-инженерный конкурс
  вернуться Время чтения: 12 минут   |   Комментариев нет
Сохранить

Спасти Балтийский научно-инженерный конкурс

Создатели российского конкурса, который воспитывает настоящих молодых учёных, рассказывают о том, почему их инициатива находится под угрозой, и просят поддержки.

Балтийский научно-инженерный конкурс для школьников существует с 2005 года. В условиях, когда исследовательская деятельность в школе находилась далеко на периферии системы образования, энтузиасты смогли создать своё соревнование, идущее вразрез с олимпиадными традициями.

    В 2008 году сразу 5 победителей Балтийского научно-инженерного конкурса подтвердили свои высокие результаты на Всемирном смотре-конкурсе в США. Сергей Бакулин и Михаил Школьников (ныне яркие ученые-математики) стали лауреатами Grand Award 4 и 3 степени на Intel-ISEF, а трое ребят-программистов из ФМЛ № 30 Санкт-Петербурга завоевали Grand Award 1 степени на командный проект. Такого успеха редко добивались региональные команды на мировом турнире.

    На конкурсе зажглось много звёздочек: Гаджи Османов, именем которого была названа Малая планета Солнечной системы в 2011 году, Даня Фиалковский, прогремевший на всех телеканалах после победы на Всемирном смотре-конкурсе научных работ школьников в 2015 году. Победитель Балтийского научно-инженерного конкурса 2016 года — юный робототехник из Москвы, трижды привозивший свои работы в Санкт-Петербург и добившийся победы в финале мирового турнира за проект «6-ти осевой робот-манипулятор для автоматизации малых предприятий». 

    Сегодня судьба нашего конкурса находится под угрозой.

    Начиная с 90-х годов было много попыток со стороны идеологов научного подхода объяснить, что олимпиадное мышление — это природный дар, что детей со «спринтерскими» интеллектуальными способностями рождается немного, и таких детей невозможно воспитать, а развивать надо детей-аналитиков, способных вдумчиво и глубоко разбираться в поставленной перед ними проблемой, и только такая работа по руководству школьными научными исследованиями может быть основой подготовки высокопрофессиональных кадров. Однако все они разбивались об обывательское представление о ценностях олимпиад, а также, скорее всего, о приоритеты руководства, не допускающие никаких трудоемких и финансовозатратных преобразований. Собственно, до сих пор стереотип, что «школьная наука — это миф», что научные исследования пишут за школьников их научные руководители, активно бытует в обществе.

    Но не засилье «олимпиадного подхода» затормозило развитие Балтийского научно-инженерного конкурса. На его пике, когда количество участников в 2008 году увеличилось от 50 в 2004 году до 250 в 2008 году, в России ввели ЕГЭ. Последний устный экзамен (по литературе) российские школьники сдали именно в 2008 году. С этого момента научная деятельность в школе стала идти вразрез со школьной практикой.

    Необходимость подготовки к тестированию не давала возможности одиннадцатиклассникам писать научные исследования. Никакой практической ценности такая работа не имела и при поступлении, потому что подготовка к тестированию предполагала совершенно иные навыки. Школьные преподаватели, даже если в начале 2000 они не были чужды практике научного руководства школьными проектами, увидели всю бессмысленность и бесперспективность такой работы.

    В результате на целых 3 года Балтийский конкурс спасло то, что его неожиданно включили в Перечень российских олимпиад школьников Российского союза ректоров. Это дало возможность выдавать победителям по секциям математики и биологии дипломы, которые приравнивались к сертификатам ЕГЭ — 100 баллов по соответствующему предмету.

    Но в 2011 году все научные конкурсы, кроме всероссийского конкурса «Юниор» были исключены из «Перечня всероссийских олимпиад школьников», и Балтийский конкурс стал «вещью в себе», интересной постольку, поскольку директорам, учителям конкретных школ было интересно и важно заниматься исследовательской деятельностью со школьниками.

    Фото из архива организаторов

     

    Сегодня, когда разговаривают с руководителями Лаборатории непрерывного математического образования и оргкомитета Балтийского научно-инженерного конкурса, интонацию берут уважительную.

    Когда мы вытаскиваем кипы сборников научных трудов школьников — участников разных всероссийских научных соревнований, показываем ряды грамот и дипломов, которыми увешаны стены ЛНМО, знакомим с нашими выпускниками — кандидатами наук, руководителями компаний — наши гости удивляются, даже если были знакомы с нашими достижениями.

    И вспоминают экстренную посадку в 2010 году Ту-154М, которая удалась, потому что взлетную полосу полузаброшенного аэропорта «Ижма» много лет чистил директор Сергей Сотников, чистил просто так, потому что надо…

    Сетуют, что да — фундаментальное образование, системный подход — это основа, но даже на уровне государственной патетики эти идеи совсем не звучат… Вздыхают, что современные концепции (если, конечно, их можно назвать концепциями) ориентированы на прикладную науку, на конкретные, осязаемые результаты.

    Понимающе кивают: ну да, конечно. Вы — оплот, форпост, вы на передовой современного образования. Вы держите наши рубежи. Вы — стратегический объект, тот самый, где воспитываются настоящие российские ученые-математики, недаром же во многих выпусках из 25 человек по 10-12 аспирантов, по 6-8 кандидатов наук…

    Директора крупных компаний, фондов, общественных организаций — все трагически вздыхают: «Ну что ж, вы уж как-нибудь держитесь…».

    Ну так мы и держимся.

    Держимся за что? На что ориентируемся? Что является абсолютной ценностью в ЛНМО, где построена уникальная образовательная система для привлечения школьников к научной деятельности и в недрах которой создан выпускниками выпускниками ЛНМО Фонд «Время науки»?

    Дети

    Главное — это мотивированные дети, готовые работать по 8-10 аудиторных часов в сутки. Такие дети могут и должны учиться в рамках законченной системы, где все элементы учебного процесса взаимосвязаны между собой.

    Образование — это большой труд, и ему надо научиться в школе. Огромные нагрузки, которые всегда лежат в основе хорошего образования, в ЛНМО никогда не превращаются в рутину. У каждого ученика сначала формируется познавательная потребность, переходящая в познавательный интерес к учебному предмету и придающая процессу обучения личностный смысл: ученик знает, для чего он овладевает знаниями, вырабатывает умения и формирует навыки.

    Цель обучения — это создание серьезного научного исследования. Этот смысл стимулирует ученика планировать свои действия, а затем осуществлять их самостоятельно, работая в рамках школьного учебного плана (37 учебных часов), затем на лекциях и дополнительных занятиях (семинарах, конференциях и т.д.). Всё это дополняется поездками, экскурсиями, написанием научного исследования и становится интересной, насыщенной событиями и яркой частью жизни. Для многих наших выпускников такая жизнь продолжается и после окончания школы.

    Фото из архива организаторов

     

    Яркая цель

    В основе обучения должны быть яркая цель, которая ставится перед учащимся, связанная с созданием собственного научного исследования или проекта. В современных условиях живая и практическая самостоятельная задача, позволяющая школьнику заявить о себе, и цель получения приза и завоевания общественного статуса победителя крупного научного соревнования может стать реальным катализатором для получения серьезного фундаментального образования и построения научной карьеры. Именно для этого и был создан в 2005 году Балтийский научно-инженерный конкурс. Это целый научный праздник с элементами соревнования, чтобы он стал стимулом для организации учебного процесса, иначе говоря, чтобы «думать стало приятно и необходимо».

    Преподаватели

    Научное общение занимает важное, если не сказать — главное, место в работе любого исследователя. Если мы ставим своей высшей целью воспитание учёного, то необходимо не только дать ему формальное образование и наладить его работу в научном семинаре, его индивидуальную работу с научным руководителем, его участие в конференциях, возможность доступа к информации. Важно, чтобы весь преподавательский коллектив, а не только научные руководители и руководители спецкурсов были способны преподавать школьные предметы как научные дисциплины.

    Высокие требования

    Возможность ставить перед детьми очень высокие задачи— и математический анализ в 8 классе, и сочетание трех профильных предметов в учебном плане, и создание научной работы — это и есть формирование личности.

    Методы научного познания мира позволяют ребёнку формировать представление об окружающей его действительности. В ходе даже небольшой исследовательской работы школьники сами открывают законы окружающего мира, докапываются до истины и причин тех или иных событий и фактов, если перед ними поставлена серьезная задача.

    Так достигается гораздо более глубокое, подлинное понимание мира, настоящая собственная концепция мироздания. В дальнейшем на основании «включения» в серьёзную науку человек вырабатывает философский подход к жизни, и это не говоря о том, что он просто умеет выстраивать свою жизнь с расчётом на конкретную цель.

    Нравственный же аспект таков, что для человека, ещё в школе создавшего научное исследование и одержавшего победу на международном соревновании, понятия «семья», «родина», «школа» не будут пустыми словами.

    Большинство школьников, принявших участие и победивших в финале Intel-ISEF в США, занимается научной деятельностью и работают именно в России. Действительно благоприятная среда не только формирует успешного человека, способного добиваться поставленных целей, она воспитывает гражданина, осознающего, как его деятельность связана с жизнью школы, города, страны.

    Фото из архива организаторов

     

    Общение с выпускниками

    Коллективы ЛНМО включают в себя преподавателей вузов, ученых. Но главными в процессе обучения являются молодые студенты, аспиранты, молодые учёные — выпускники школы. Общаясь с ними на семинарах, в летней школе, на конференциях, школьник приобретает навыки общения с высокоинтеллектуальными молодыми людьми, воочию видит результат, который даёт интеллектуальная деятельность, чувствует себя партнёром по отношению ко всем, кто занят научными исследованиями.

    Дружественная среда

    Как взрослые научные коллективы всегда более гармоничны, чем любые другие профессиональные сообщества, так и школьные коллективы, ориентированные на научные исследования, имеют меньше проблем. Сотрудничество с равными себе учёными, научные результаты которых могут быть важны и интересны для других членов коллектива, рождает дружескую атмосферу. Действительно, любой исследователь счастлив, когда его работами интересуются, когда их читают, когда его статьи востребованы.

    В детских научных коллективах творческая атмосфера среда также формирует начала сотрудничества. На семинарах подростки учатся разбирать серьёзные задачи, активно участвуя в процессе со-творчества, делятся между собой промежуточными результатами своей работы. В такой системе сотрудничество преобладает над конкуренцией, поскольку все занимаются разными проблемами, представляя свои результаты только на этапах взаимодействия. В результате каждый чувствует себя уникальной личностью, существующей в атмосфере равноправного партнерства.

    Традиционная школа, наоборот, ориентирована на специализированные группы учеников: классы или профильные направления, внутри которых нет механизмов сотрудничества.

    Это часто ведет к антагонистическим отношениям между учащимися, конкуренции и, в конечном счете, к пресловутому спортивному соперничеству. В ЛНМО сделана попытка учесть недостатки традиционной школы и выстроена другая модель детского коллектива.

    Фото из архива организаторов

     

    Доступность

    Образование должно быть доступным, участие в соревнованиях — открытым и бесплатным.

    Чем больше подросток видит внимания к своим успехам, заботы о своем развитии, тем большие усилия он будет прилагать для своего совершенствования, тем большая отдача последует в будущем. Это, кажется, аксиома.

    Дело воспитания можно считать успешным только если ребёнок чувствует себя нужным в семье, в школе, в обществе, в государстве. Мотивация долгом первична; чем большие требования к подростку предъявляют окружающие, чем более высокие задачи ставят, тем быстрее будет результат и тем быстрее окупятся затраты на образование.

    От чего мы отказываемся в своей деятельности?

    • от «олимпиадного подхода» в системе образования, ориентированного на конкуренцию и победу в интеллектуальном соревновании;
    • от потребительства;
    • от бессмысленных и непривлекательных целей, таких как тестирование на выходе из школы;
    • от всевозможных рейтингов, рождающих конкуренцию в детской среде;
    • от образования как коммерции;
    • от любых компромиссов, заставляющих отказываться от своих ключевых принципов.

      Поддержка с 2011 года Фондом «Династия» закрепляла успех: если в 2006 году на Конкурсе было представлено 50 исследований, то в 2016 году только на отборочном этапе было подано более 900 заявок для участия, а в финал было принято 356 проектов.

      Поскольку фундаментальное образование и привлечение школьников к научной деятельности никак не заявлено даже на уровне государственной патетики (именно научной, а не так называемой «проектной деятельности»), судьба Балтийского научно-инженерного конкурса сегодня остается неясной даже для её создателей.

      Где та опора, которая позволит развивать конкурс, идущий против всех и всяческих течений, — неясно.

      Организаторы приглашают всех, кто думает о будущем российской науки и образования, помочь проекту сохранить традиции доступности участия в Конкурсе. Ввести регистрационный взнос и сделать конкурс платным — значит потерять целое поколение российских инженеров и ученых.

      Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

      статьи по теме

      Незаслуженный учитель России

      Маленький школьный музей и большая любовь к родине

      За что бы вас сожгли в Средние века?