Хороший, плохой, злой: министры образования в российской истории
  вернуться Время чтения: 12 минут   |   Комментариев нет
Сохранить

Хороший, плохой, злой: министры образования в российской истории

Три биографии министров образования России, три попытки объединить государственное управление с целями просвещения.

Управлять образованием, да ещё проводить какие-то реформы для государства — дело нелёгкое. С одной стороны, необходимо следовать интересам государственной власти, с другой — нужно распространять науку и просвещение. Эти цели далеко не всегда сочетаются друг с другом.

Насколько удачной может быть попытка примирить эти цели? Три примера из российской истории со времён Александра I до Владимира Ленина не дают ответа на этот вопрос, но предоставляют ценные поводы для размышления.


1. Александр Голицын и народное благочестие

А.Н. Голицын. Портрет Карла Брюллова (1840 г.)

Источник: rmuseum.ru

Князь Александр Николаевич Голицын руководил отечественным образованием в Российской империи времён Александра I. Вернее, он руководил общим ведомством, ответственным не только за образование, но и за «дела духовные». Это было так называемое двойное министерство — Министерство духовных дел и народного просвещения, которое просуществовало всего около семи лет и было расформировано из-за взаимного недовольства представителей церкви и образовательных учреждений.

В детстве Александр Голицын был другом будущего императора, а вскоре после его восшествия на престол был назначен обер-прокурором высшего органа церковного управления — Святейшего Синода.

По легенде, узнав об этом назначении, Голицын сказал императору: «Какой я обер-прокурор Синода? Вы знаете, что я не имею веры», на что Александр ответил: «Ну полно, шалун, образумишься».

Позднее князь действительно немного образумился, но всю жизнь тяготел скорее к мистицизму, чем к традиционному православию, участвовал в спиритических сеансах и даже поддерживал распространение оккультной литературы.

Влияние религии на образование в это время было огромным. Царский указ об основании нового министерства требовал, «чтобы христианское благочестие было основанием истинного просвещения». Учреждённый при министерстве Комитет для проверки учебников должен был проверить учебные пособия и изъять из них всё, что «противоречит христианскому учению» и ведёт к неисполнению обязанностей перед семьёй, церковью и государством. Провозглашалась следующая цель:

Народное воспитание, основу и залог благосостояния государственного и частного, посредством лучших учебных книг направить к истинной, высокой цели: к водворению в составе общества России постоянного и спасительного согласия между верою, ведением и властию или, другими выражениями, между христианским благочестием, просвещением умов и существованием гражданским.

— из наставления Учебному комитету при Министерстве духовных дел и народного просвещения
Обряд посвящения в масоны. А.Н. Голицын, как и многие его современники, не только принадлежал к ложе, но и всерьёз увлекался спиритизмом.

Источник: petersburglike.ru

В начале своего царствования Александр I планировал провести реформу народного образования, но большая часть его замыслов реализовалась только в виде проектов. Разработанный учебный план предполагал, что ученики гимназий должны были получить энциклопедические знания по широкому набору дисциплин. Но такая программа не устраивала купечество и чиновников, поэтому к старшим классам количество учеников сокращалось со 100 до 10-12.

Насаждение благочестия, которое проводилось под руководством Голицына, тоже давало неутешительные результаты. Особенно разрушительной такая политика была для университетов. Новые учебные планы для Казанского университета — одного из крупнейших высших учебных заведений страны — предполагали, что учителя физики обязаны в течение всего курса указывать «на премудрость Божию и ограниченность наших чувств и орудий для познания непрестанно окружающих нас чудес».

Провинившегося студента одевали в монашескую хламиду, вешали на шею табличку с надписью «грешник» и отправляли каяться в карцер.

Если ранее университеты могли сами назначать преподавателей и утверждать учебные планы, то теперь эта деятельность перешла под контроль министерства. Неугодных преподавателей отстраняли от учебной деятельности под предлогом борьбы с распространением вредных учений. В расписаниях гимназий и училищ стало намного больше Священного писания, и намного меньше философских знаний, статистики, естественного права и эстетики.

В то же время Голицын сделал немало для того чтобы улучшить материальное положение учителей: были установлены пенсии, увеличились расходы на снабжение начальных учебных заведений, были упорядочены должностные полномочия и правила повышения чина.

В 1824 году Александр Голицын был отстранён от должности, а Министерство расформировано. Религиозность князя была «не того рода»: церковным иерархам не нравилось увлечение князя спиритизмом и поддержка, которую он оказывал другим конфессиям. Среди учителей и преподавателей ему тоже мало кто симпатизировал. В истории российского образования это была не первая и не последняя попытка помирить религию с просвещением, которая закончилась неудачей.


2. Дмитрий Толстой: латынь и греческий против нигилизма

 

Источник: rushist.com

Дмитрия Толстого принято считать одним из самых реакционных государственных деятелей, ответственных за развитие образования в России. Он возглавлял Министерство народного просвещения при Александре II и одновременно служил обер-губернатором Священного Синода — то есть, как и Александр Голицын, совмещал руководство «делами духовными» с делами просвещения.

Он искренне считал, что только уваровская троица — Православие, Самодержавие, Народность — является опорой российской государственности и сохраняет страну. Покушение на императора, которое произошло незадолго до его назначения на пост министра народного просвещения, ознаменовала собой переход от либеральных реформ к консервативным контр-реформам. Толстому не пришлось менять свою позицию: он как был, так и оставался консерватором и сторонником «особого пути» развития России. Но на этом особом пути, по его мнению, можно было следовать в том числе и западным моделям.

Прежде всего я русский, и пламенно желаю величия России в европейском смысле... Примем же и мы всемирную цивилизацию всецело, и перестанем быть ея обезьянами, ея мишурными подражателями.

— Дмитрий Толстой

За четырнадцать лет работы в Министерстве Толстой успел провести целый ряд реформ. Прежде всего его имя ассоциируется с распространением модели классического образования в гимназиях и училищах. Усиленное преподавание греческого, латыни и математики, по его мысли, должно было сдерживать нигилистические настроения и направить умы молодых поколений в правильное русло.

Толстой симпатизировал идеям видного публициста Михаила Каткова, который считал опасным злом распространение в России материалистического мировоззрения. Уроки словесности, истории и естествознания взращивают «поверхностное умствование» и ведут к отрицанию авторитетов. Вместо этого умы новых поколений следует наставить на верный путь латинской грамматикой и математическими теоремами.

Государь Александр Николаевич с императрицею в крестьянской сельской школе. Гравюра. 1870-е гг.

Источник: historydoc.edu.ru

Толстой вслед за Катковым выступал за сокращение учебных часов, которые отводились на преподавание словесности и естествознания. Именно по его инициативе в России распространяются классические гимназии, в которых на изучение латинского языка отводилось до 49 часов в неделю, греческого — до 36 часов. Ученики должны были осваивать сложнейшие правила грамматики и синтаксиса: предполагалось, что это развивает ум и способствует основательности мышления.

На замечания о том, что бессмысленно обременять детские головы мертвечиной, граф отвечал, что на такой основе можно отвергнуть изучение любых наук в пользу простого ремесла.

В так называемых «реальных» училищах, обучение в которых должно было подготовить к конкретной профессии, древние языки ввести было нельзя. Зато вместо этого можно было занять учебные часы черчением и математикой. Даже естественные науки должны были преподаваться не «научно», а «технологически» — с расчётом на конкретные цели, т.е. без «вредной метафизики».

В либеральных кругах деятельность Толстого встретила отпор, а его личность оценивалась исключительно негативно. Публицист М. Стасюлевич, к примеру, дал графу такую характеристику: «Он — ума мелкого, самых поверхностных идей, характера ничтожного, доступного влиянию всякой просвирни».

Но встречались и противоположные оценки. Французский автор В. Лафорет писал о нём так: «Это человек обширной учености, ума серьёзного и глубокого, характера твёрдого, не поддающегося никакому влиянию, не принадлежащий ни к какой партии, идущий прямо к своей цели». По-видимому, в личности Толстого сочетались разные стороны. Он не был простым противником просвещения. Скорее он хотел использовать и ограничить просвещение так, чтобы оно не мешало интересам государства и аристократии.


3. Анатолий Луначарский: большевик среди интеллигентов, интеллигент среди большевиков

А.В. Луначарский. Портрет Николая Фешина (1920 г.)

Источник: nevsepic

Анатолий Луначарский был первым министром просвещения в Советской России. Его фигура — одна из самых необычных и противоречивых среди тех, кто когда-либо занимал эту должность. Луначарский был одним из самых образованных людей своей эпохи: говорил на десятке языков, был эрудитом, учёным и плодовитым литератором (впрочем, довольно посредственным).

О себе он говорил: «Большевик среди интеллигентов, интеллигент среди большевиков». Луначарский прикладывал все усилия для того, чтобы привлечь интеллигенцию к сотрудничеству с советской властью, терпимо относился к авангардным течениям в искусстве, был знаком со многими зарубежными литераторами и даже заслужил самые позитивные характеристики некоторых из них:

Как я хотел бы, чтобы во Франции был какой-нибудь Луначарский, с таким же пониманием, такой же искренностью и ясностью в отношении политики, искусства и всего, что живо!

— Ромен Роллан1917 г.

Политика большевиков предполагала полное переустройство системы образования и замену её идеологической составляющей. Школы нужно было превратить «из орудия классового господства буржуазии в орудие коммунистического переустройства общества». Далеко не все согласны сделать образование проводником очередной идеологии; во многих городах в этой связи проходят учительские забастовки. Луначарский уже в 1917 году призывает внимательно относится к педагогам и учитывать их точку зрения.

Под руководством Луначарского проводится реформа школьного обучения: вводится бесплатное общее образование, разрабатываются новые программы и методики преподавания, создаются знаменитые ликбезы — школы по ликвидации безграмотности для взрослых и беспризорников.

Правительство стремилось преодолеть былые классовые привилегии. Правда, вместо них вводились новые: как среди учителей, так и среди учеников поощрялось пролетарское и крестьянское происхождение, а «буржуазия» постепенно вытесняется из преподавательской профессии. Создаются рабочие факультеты — во выражению Луначарского, «пожар­ные лестницы в вузы для рабочих» — которые должны были сформировать новую классовую элиту.

Какие цели ставились перед новой системой обучения? Статьи Луначарского отвечают на этот вопрос: обучение должно быть направлено не на благо отдельной личности, а на благо всего коллектива. Нужно воспитать человека, «который не будет противопоставлять себя обществу, а почувствует себя строителем, будет помнить, что силы, которыми он располагает, должны быть развёрнуты до максимума не для того только, чтобы ему быть счастливым, а для того, чтобы строить общее счастье, вложить от себя какую–то ценность в это строительство».

Ликбез о государственном устройстве СССР для домохозяек, 1930-е гг.

Источник: pinterest.com

Вся система образования от первых классов школы до университета должны быть подчинена интересам нового социалистического общества.

Важное место в этой системе стало занимать трудовое обучение. Учебные программы были политизированы, и в эти бурные годы это воспринималось как необходимая мера. В то же время Луначарский выступает против ниспровержения «старой культуры», защищает театр и исторические памятники. Пролетариат, по его мнению, должен не отвергать, а сохранять и впитывать достижения прошлого. В то же время он был инициатором создания Пролеткульта, члены которого призывали «сжечь Рафаэля», и сторонником печально известного «философского парохода» — высылки за границу известных мыслителей и деятелей культуры.

Современники называли Луначарского «эквилибристом мысли»: его умение лавировать и соединять непримиримые позиции многим казалось лживым притворством. Леонид Андреев, к примеру, писал о этом так:

...Луначарский со своим лисьим хвостом страшнее и хуже всех других Дьяволов из этой свирепой своры. Он трус и чистюля, ему хочется сохранить приличный вид и как можно больше запутать людей, зная, что каждое новое «имя», каждый профессор, учёный интеллигент или просто порядочный человек соответственно уменьшает его личную ответственность.

— Леонид Андреевиз письма В.Л. Бурцеву, 9 сентября 1919 г.

Но если Луначарский кого-то и обманывал, то в первую очередь, по-видимому, самого себя. Несмотря на внешнее согласие с политикой партии, в правительственных кругах он всё равно выделялся. В должности министра просвещения его можно представить только в эти «относительно вегетарианские» годы советской истории. И всё-таки дальнейшие реформы образования, в том числе и те, с которыми мы сталкиваемся сегодня, строились во многом на той основе, которую заложил именно этот неоднозначный человек.

В оформлении статьи использована посмертная фотография Александра II Николаевича (1881 г.).

По материалам:

  • А. Н. Голицын во главе Министерства духовных дел и народного просвещения
    pravmir.ru
  • Пискунов А. И. (ред.). История педагогики и образования. От зарождения воспитания в первобытном обществе до конца хх в: Учеб. пособие для пед. уч. заведений. – ТЦ Сфера, 2005.
  • Борев Ю.Б. Луначарский. М.: Молодая гвардия, 2010.
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

«Загорский эксперимент» и основы человеческого мышления

Как сдавали экзамены сто и двести лет назад

100 дней инициатив министра образования Васильевой