Как американские учителя боролись за свои и чужие права
  вернуться Время чтения: 11 минут   |   Комментариев: 1
Сохранить

Как американские учителя боролись за свои и чужие права

Почитайте, как из недовольной зарплатой массы американские учителя превратились в серьёзную общественно-политическую силу.

Педагогическая среда, воспринимаемая в нашей стране как нечто консервативное, не склонное к переменам, зато обязанное по первому зову выражать свое согласие с изменчивой линией партии, в европейском и заокеанском сознании выглядит несколько иначе. В первую очередь — как социально ответственная и сплоченная группа интеллектуалов, способная отстаивать свои права, опираясь на чувство социальной ответственности и гуманистические идеалы.

Попробуем рассмотреть историю протестных движений учителей на примере их выступлений в Соединенных Штатах в середине ХХ века.

Сама возможность консолидированных выступлений профессиональных сообществ стала результатом политических процессов, сложившихся в ходе Второй Мировой войны. Развитие трудовых союзов и противопоставление их интересов государственной стратегии развития и корпоративным трендам — это дань обществу, которую по сей день платит капиталистический миропорядок. Благодаря этой практике мы сегодня можем с оправданной надеждой грезить о социальном государстве, где интересы личности — это альфа и омега.

 

Ради чего люди бастуют?

Теоретики общественных отношений утверждают, что в споре с гражданами государство старается получить краткосрочную выгоду или встаёт на сторону корпоративных интересов. Только выборные обязательства могут склонить чашу весов в сторону отдельного человека или группы интересов. Но влияние не самой репрезентативной в количественном отношении группы на электоральный процесс статистически ограничено.

Это означает, что отстаивание интересов того или иного профессионального союза должно выходить за рамки юридических норм, зачастую переходя в открытую конфронтацию. Забастовки и стачки были и остаются основным рычагом давления на власть, понуждающим её к переговорам.

На начальном этапе создания профессиональных союзов основных источников недовольства всегда два: оплата и условия труда.

В дальнейшем, когда позиции и возможности сторон окончательно определены и степень манёвра для достижения компромисса известна, возникает своего рода общественный договор. Зачастую он даже формализован и подписывается сторонами в качестве имеющего силу юридического документа. В таком случае общественный протест может стать результатом малейшего отхождения от духа договоренностей, более того, он может стать политическим инструментом в борьбе сил, гарантирующих те или иные преференции своим союзникам.

 

Первые учительские профсоюзы

Одним из первых профессиональных союзов США стала American Federation of Teachers and Students (Американская Федерация Учителей и Студентов), основанная в 1900 году в Чикаго (штат Иллинойс).

Уже через три года после создания организация насчитывала более сотни местных филиалов, объединяя около 11 000 учителей, то есть около полутора процентов всех потенциальных участников движения. Американские союзы педагогов включают в себя не только преподавателей, но и прочих работников нивы образования, вплоть до уборщиков и охраны. Кроме того, охваченными оказываются и так называемые «парапрофессионалы» — сотрудники без лицензии, например, преподаватели спортивных кружков и так далее.

В первые годы к членству не были допущены представители школьной администрации, ведь именно они на тот момент олицетворяли враждебную движению силу.

Пройдя сквозь Великую депрессию, профсоюзы учителей получили могучую идеологическую подпитку от набирающей силы и влияние Коммунистической партии. Среди участников Федерации Учителей до трети были коммунистами, а в отдельных местных филиалах партийность даже прописывалась в уставе в качестве обязательного требования.

Победа во Второй Мировой сыграла огромную роль в формировании нового образа прогрессивного преподавателя. Примерно с этого времени учителя начинают активное забастовочное движение. Так в период с 1946 по 1949 прошло 57 полноценных стачек.

Нетерпимость к терпимости

Важнейший момент: если исходные требования сообщества носили экономический характер, с середины 50-х учителя хотят, чтобы были услышаны и их гуманитарные требования.

Ключевой точкой становится вопрос сегрегации — раздельного обучения белых и афроамериканцев. Именно профессиональная среда выступала с требованием немедленной десегрегации, введения школ совместного обучения в обязательную практику.

Такая позиция встретила резкую отповедь не только в правящих кругах, но и серьезное непонимание родителей, многие из которых не были готовы к расовой терпимости. Более того, в самих учительских профсоюзах возникли трения.

 

Отметим принципиальное отношение к этому вопросу руководства AFT и большей части рядовых членов профсоюзов. Никаких компромиссов в вопросах толерантности не было. В 1957 году из Федерации исключили около 7000 активных членов, не согласных с требованием десегрегации.

С этого времени позиция учителей о недопустимости расизма, антисемитизма и любой формы национализма становится центральной в политической платформе объединения педагогических профсоюзов, она же — камень преткновения всех будущих конфликтов внутри организации. Эта концепция, запущенная в повседневную педагогическую практику, привела в наши дни к тому, что ни один адекватный выпускник средней школы не позволит себе публичных заявлений, оскорбляющих кого-либо по национальному или расовому признаку.

За права учителей

В начале семидесятых объединение профсоюзов декларирует, что основной формой его деятельности становятся не стачки, а коллективные переговоры. К этому моменту около 70 процентов американских работников сферы образования являются членами Федерации Учителей и поддерживают политику руководства.

В свет выходит официальное периодическое издание American Educator, чей тираж в наше время составляет около миллиона экземпляров.
Основная задача движения услышана, его признают в качестве участника переговоров любого уровня, политическая база ясна, прозрачны мотивы и пожелания.

Однако на местах могут возникать конфликты с администрацией и разными ветвями власти. Этими проблемами занимаются местные объединения и союзы, входящие в национальную организацию. Их задачи на первый взгляд кажутся локальными, но это не всегда так.

Так Объединенная Федерация Учителей Нью-Йорка, образованная в 1960 г., впервые громко заявила о себе, выступив с критикой социальной политики в отношении работников системы образования.

 

Учителя могли претендовать на полную пенсию, лишь имея стаж в 35 лет или достигнув 65-ти летнего возраста. Женщины-преподаватели вынуждены были уходить в двухлетние декретные отпуска по уходу за ребенком, и этот период не оплачивался. Директора школ имели полномочия разрывать трудовые отношения с сотрудниками в любое время и без каких-либо компенсаций. И, разумеется, большие вопросы вызывал уровень оплаты труда.

Будучи дипломированными выпускниками высших учебных заведений, нью-йоркские учителя тех лет могли рассчитывать на недельную ставку всего в 66 долларов.

7 ноября 1960 (дата, разумеется, выбрана неслучайно) началась стачка. Она носила столь яркий характер и привлекла к себе такое внимание, что дальнейшие переговоры сложились однозначно в пользу учителей.

Эксперименты

Профсоюзный организатор Альберт Шанкер (Albert Shanker) заслужил такой авторитет, что оставался боссом Нью-Йоркской Федерации двадцать лет подряд, а потом ещё двадцать лет стоял во главе национального объединения учителей. Этот человек стал настоящим лидером учительского движения.
Дважды за свою карьеру он отбывал срок заключения за организацию нелегальных демонстраций. Активная гражданская позиция Шанкера, его несомненный публицистический дар (он был автором постоянной колонки в Нью-Йорк Таймс) сделали его имя нарицательным не только среди коллег педагогов, но и во всём протестном движении США с 60-х до конца 90-х.

Альберт Шанкер
профсоюзный активист

Его вклад в современную систему преподавания огромен, включая методические и организационные аспекты педагогики. Именно Шанкер был основным проводником идеи так называемых чартерных школ. Эта немекая практика, призванная объединить государственное и частное материальное содержание учебных институтов. Муниципальным школам гарантировалась значительная автономия в вопросах финансирования, часть которого возлагалась на родителей. Педагогическому составу развязывали руки в вопросах выбора предметов и методики занятий, гарантируя свободу творчества в рамках профессии и достойное вознаграждение за труд.

Позднее Шанкер и руководимый им профсоюз отошли от идеи чартерных школ. По их мнению, широкое внедрение этого эксперимента означало в итоге фактическую приватизацию школ, что вело к возвращению практики сегрегации и нивелированию образовательных стандартов, ведь рано или поздно во главу угла помещались деньги, заменяя исходный посыл о примате качества и доступности образования.

Внутренние разногласия

Всего через восемь лет после первой стачки в Нью-Йорке, в мае 1968 года состоялась новая. Она длилась с мая по ноябрь. То было очень сложное время для учителей, ведь в ходе выступлений, направленных против ущемления прав преподавателей и учащихся, вскрылись серьёзные разногласия внутри общественного движения.

 

Парадоксально, но одно из самых серьёзных выступлений педагогов стало результатом той государственной политики, которую профсоюз отстаивал годами.

Практика десегрегации казалась местному самоуправлению недостаточной, и в рамках административного объединения двух соседствующих районов были затронуты школы, чей педагогический состав был полностью сокращен. После этого произошёл новый набор, но работу вернули не всем.

Эксперимент разворачивался на границе районов компактного проживания еврейской и афроамериканской общин, и вышло так, что работу потеряли лишь белые учителя.

Конфликт был весьма глубок, ведь противопоставлялись интересы местного сообщества и учителей, которых ограничили в конституционном праве на свободу труда.

Решения о найме административного персонала школ на тот момент принимала община, назначить директора школы без её одобрения было невозможно и это считалось большой победой в деле борьбы с расовой дискриминацией. Именно тогда в Нью-Йорке появился первый чернокожий директор и первый директор из Пуэрто-Рико.

В итоге столкнулись два общественных движения левого толка. Чернокожие лидеры указывали на недопустимо низкий процент своих компатриотов среди учителей (примерно три процента), а их противники — на тот факт, что расовая принадлежность не должна быть основой для найма сотрудника, если он не обладает необходимыми образованием и навыками работы.

Национальный профсоюз категорически запретил своим членам поддержку стачек по поводу увольнений, придерживаясь своего курса на максимальную терпимость в отношении афроамериканцев. Хотя часть чернокожих активистов во главе с Баярдом Растином (Bayard Rustin) и Филипом Рендольфом (A. Philip Randolph) поддержала учителей.

Так или иначе, ситуация была разрешена в пользу профсоюза, потерявшие работу учителя были восстановлены, а новые директора переведены в другие
образовательные учреждения.

Итоги

Результатом выступлений учительских профсоюзов в США на протяжении ХХ века стало не только улучшение материального положения их членов, рост социального статуса и мобильности в рамках административной системы.

Учителя ощутили себя единой силой, способной транслировать своё мнение государственным и общественным организациям, настаивать на нем не только в узкопрофессиональных вопросах.

Сегодня объединение профсоюзов педагогов является мощнейшей структурой, финансирующей президентские и губернаторские выборы, обеспечивающей поддержку муниципального самоуправления, но способного в любой момент вывести на улицы десятки тысяч людей, объединённых общими (по традиции – либерально-демократическими) взглядами.

 

Явилось ли это результатом развития гражданского общества в США? Несомненно. Однако само это развитие, зачастую вопреки государственным интересам, шло от человека к человеку. Когда каждый профессионал осознавал, что его проблемы и проблемы всей отрасли невозможно оставить без внимания, но и справиться с ними в одиночку нельзя.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

статьи по теме

«Заплатим рубль, но спой на тысячу»: монолог учителя без прикрас

Почему учителю хочется заплакать посреди урока

Клеймо учителя: тёмная сторона преподавательской этики